Принцип добросовестности как новелла в гражданском праве

Побирохина А.А.
Студентка 3 курса  очного юридического факультета
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»

Принцип добросовестности – один из актуальных и часто обсуждаемых вопросов в гражданском законодательстве. С момента принятия Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)[1] и до вступления в силу 01.03.2013 Федерального закона от 30.12.2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в гражданском законодательстве в части общих положений принцип добросовестности регулировался только двумя нормами – п.2 ст.6 и п.3 ст.10 (в настоящий момент в недействующей редакции).[2] Из данных положений видим, что принцип добросовестности был сформулирован нечетко и часто воспринимался судами как только лишь декларативный принцип. Но с реформой Гражданского кодекса Российской Федерации данный принцип получил совершенно конкретное применение на практике.

С вступлением в силу поправок в Гражданский кодекс в марте 2013 г. мы можем наблюдать изменения в п.3 ст.1 ГК РФ, где говорится, что «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно». А в следующем пункте той же статьи (п.4 ст.1 ГК РФ) мы видим, что введение обязанности действовать добросовестно сопровождается санкцией – «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». То есть, как отметил к.ю.н., доцент Р.С. Бевзенко, если человек поступает формально правильно, но нечестно, недобросовестно, то он не сможет притязать на имущественные выгоды, а значит, принцип добросовестности является «резервным инструментом».[3]

Важно отметить, что в ст.10 ГК РФ, которая была существенным образом изменена Законом, устанавливается, что добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется. Данное положение ограничивает широкое понимание добросовестности, которое мы видим в ст.1 ГК РФ. Это «позволяет не возлагать на участников гражданско-правового спора обязанность по доказыванию своей добросовестности в каждом судебном разбирательстве».[4]

Но, важно отметить, что и до принятия поправок в ст.1 ГК РФ суды часто указывали на обязанность добросовестного поведения при разрешении споров. В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 г. № 12499/11[5]. Иск был подан открытым акционерным обществом «Мостострой № 6-Флот» (истец) на Министерство обороны, обвиняя Министерство в неосновательном обогащении в связи с предоставлением ОАО «Мостострой № 6-Флот» плавкран в заведомо непригодном состоянии. Поэтому в конечном итоге дело было передано на новое рассмотрение Арбитражным судом г. Москвы.

Принцип добросовестности позволяет широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота. Такой подход подтверждается и в Постановлениях Президиума ВАС РФ. Высшей судебной инстанцией были рассмотрены две сходные ситуации, когда работы для государственных нужд производились без заключения государственного контракта по правилам, установленным Федеральным законом от 21.07.2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», после чего последовали обращения в суд с исками о взыскании заказчиков неосновательного обогащения.

Для наглядного представления разберем одно из судебных дел, а именно Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 № 18045/12[6], где заказчиком и ответчиком является ФСО России, а исполнителем и истцом (то есть требующим возмещения по неосновательному обогащению) ООО «АрхСтрой». ФСО России заказала обществу ремонт здания. Однако по выполнении работ ФСО России отказалась платить. ООО «АрхСтрой» подало иск, который нижестоящие суды удовлетворили, но Президиум ВАС РФ высказал свою точку зрения, которая заключалась в следующем: в соответствии со ст.1 Федерального Закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» этот закон регулирует отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, в том числе устанавливает единый порядок размещения таких заказов.

ФСО России выступает федеральным органом исполнительной власти, финансируемым исключительно за счет средств государственного бюджета, с которым контрагенты могут вступать в договорные отношения только посредством заключения государственного контракта. Но так как в рассматриваемом нами случае государственный контракт не был заключен, то на ответчика (ФСО России) не может быть возложено требование о взыскании неосновательного обогащения.

Поэтому Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что подобное поведение подрядчиков является незаконным и недобросовестным и во взыскании неосновательного обогащения должно быть отказано.[7]

В заключении хотелось бы сказать, что «доктринально добросовестность всегда рассматривалась как основной принцип гражданского права, но, не будучи указанным в качестве такового в законе, не воспринималась должным образом нижестоящими судами при разрешении конкретных споров».[8] Но, однако, с внесением поправок в Гражданский кодекс мы можем заметить изменения в самом определении добросовестности, смысл которого заключается в «извинительном незнании объективных препятствий, существующих на пути к достижению юридической цели». Поэтому главный смысл принципа добросовестности можно сформулировать следующим образом: «Никто не должен пренебрегать чужими интересами, если претендует на защиту собственных».[9]


[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2014). Российская газета. № 238-239. 08.12.1994. URL: http://www.pravo.gov.ru. 05.05.2014 г.

[2] С внесением изменений от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ данный принцип стал регулироваться п.5 ст.10 Гражданского кодекса.

[3] Видеолекция Р.С. Бевзенко по новой редакции Гражданского кодекса РФ (июль 2013 г.). Видеовестник ИРСОТ, выпуск №6. (Интернет-ресурс http://fin-lawyer.ru/tag/princip-dobrosovestnosti/).

[4] СПС КонсультантПлюс (Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса о добросовестности, злоупотреблении правом, государственной регистрации сделок и прав и др. (Федеральный Закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ).

[5] Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 г. № 12499/11 по делу № А40-92042/10-110-789 // Вестник ВАС РФ. 2012 г. № 10.

[6] Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 № 18045/12 по делу № А40-37822/12-55-344 // Вестник ВАС РФ. 2013 г. № 10.

[7] СПС КонсультантПлюс (Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса о добросовестности, злоупотреблении правом, государственной регистрации сделок и прав и др. (Федеральный Закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ).

[8] Котова-Смоленская А.М. Реформа ГК РФ дала принципу добросовестности вторую жизнь // Экономика и жизнь. 2013. № 11 (9477).

[9] Ульянов А.В. Добросовестность в гражданском праве // Журнал российского права. 2014. № 6 (210). С. 137.

Другие материалы в этой категории: Аккредитация хозяйствующих субъектов »