Проблемы раздела супругами долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Крюкова П.С.
студентка 3 курса, Самарский национальный исследовательский университет
имени академика С.П. Королева 

Модернизация российского законодательства, вызванная экономическим развитием государства, расширением сфер предпринимательской деятельности, увеличением числа объектов гражданского оборота затронула и институт совместной собственности супругов. Вместе с тем, в правоприменительной деятельности продолжают возникать вопросы, требующие своего разрешения и законодательного закрепления.

Проблема раздела супругами долей участия в хозяйственном непубличном обществе напрямую связана с вопросом о правовой природе доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (далее – ООО) и ее места в системе объектов гражданских прав. Как точно подмечено в литературе, «выявление сущности любого правового явления, в том числе и доли в ООО, имеет определяющее значение для установления необходимого и должного режима правового регулирования ее гражданского оборота» [1].

В доктрине на этот счет выработано несколько подходов. Ряд авторов отмечают, что доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью принадлежит обществу, однако, в отношении последнего у участника возникают вещные права. Другие исследователи считают, что после перехода права собственности на имущество, внесенное в качестве вкладов в уставный капитал, к обществу участники приобретают обязательственные права, удостоверяемые долей в уставном капитале [2]. В целом в теории достаточно распространена трактовка доли в уставном капитале как совокупности имущественных прав [3]. По мнению В.А. Лапач, в собственном качестве доля в уставном капитале должна быть отнесена не к «имущественным правам», а к «иному имуществу» в соответствии со ст. 128 ГК РФ [4]. Такой же позиции придерживается А.В. Урюжникова [5].

Безусловно, речь идет о материальном благе, а именно, об имуществе. Обладатель доли в уставном капитале общества обладает целым комплексом прав, включая право на участие в управлении организацией и принятие решений, получение прибыли от ее деятельности, право на получение информации и др. Однако, право на долю не всегда означает возможность участия в делах корпорации. Это ярко видно на примере раздела общего имущества супругов, в состав которого входит доля в уставном капитале ООО.

Согласно положениям гражданского и семейного законодательства имущество, нажитое супругами во время рака, является их совместной собственностью (при отсутствии брачного договора). Доли в уставном капитале коммерческой организации, приобретенное за счет общих доходов супругов, также относятся к имуществу, нажитому во время брака (ст.34 СК РФ). Корпоративная природа исследуемого правового явления, несмотря на общую принадлежность, предопределяет его тесную связь с самим участником общества. Таким образом, указанная доля относится к общей совместной собственности супругов при приобретении ее в период брака, но участником общества является супруг, оформивший долю на себя. По мнению Е.А. Чефановой, специфика корпоративных прав, в составе которых присутствуют как имущественные, так и неимущественные составляющие, позволяет прийти к выводу, что в случае внесения вклада в период брака за счет общих средств супругов на имя одного из них речь может идти об отнесении к общему имуществу только имущественных корпоративных прав, тогда как права личные не входят в состав супружеского имущества [6].

Аналогичный вопрос возникает и при наследовании доли. Судебная практика исходит из того, что переживший супруг участника ООО приобретает право на долю (имущественное право), но не приобретает автоматически права участия в обществе [7]. Это вызвано тем, что права участия носят личный характер, приобретение статуса участника требует соблюдение норм корпоративного законодательства (в частности, о необходимости получения согласия остальных участников). ГК РФ и СК РФ устанавливают лишь состав объектов общей совместной собственности супругов.

Согласно п.2.9 "Методических рекомендации по теме "О наследовании долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью" [8] переживший супруг (супруга) участника общества с ограниченной ответственностью, получивший свидетельство о праве собственности на (одну вторую) долю нажитого в браке имущества, состоящего из доли в уставном капитале общества, имеет обязательственные права по отношению к обществу с ограниченной ответственностью, но не приобретает права участника общества в полном объеме (включая организационные). Решение вопроса о возможности перехода к нему доли в уставном капитале общества, как совокупности имущественных (обязательственных) и неимущественных (организационных) прав, зависит от получения согласия на такой переход от остальных участников и/или самого общества, если необходимость такого согласия предусмотрена уставом общества, а в случае отказа - последнему должна быть выплачена действительная стоимость половины доли в уставном капитале, принадлежавшей умершему супругу.

В доктрине такой подход обосновывают тем, что наличие у пережившего супруга права на долю в ООО означает наличие у него права на получение имущественного эквивалента, обусловленного вложением в приобретение доли в обществе общих супружеских средств [9]. Но все авторы согласны с такой трактовкой положений законодательства. Так, А.Г. Басистов считает, что доли находятся в общей собственности, но их ценность определяется правами, которыми представляются их собственнику. Следовательно, все имущественные и неимущественные права, которые предоставляют доли (в том числе право управления деятельностью, право на часть прибыли или дивиденды), также принадлежат обоим супругам. Супруг, являющийся «фактическим» участником ООО, в данном случае осуществляет полномочия в отношении их общей собственности от имени обоих супругов и при разделе супруг участника не может рассматриваться как новый участник, поскольку он уже обладал правом собственности на указанные доли. Поэтому супруг, не являющийся учредителем, имеет право не только на денежную компенсацию, поскольку отсутствие выбора лишает его части прав, связанных с владением долями, в том числе на получение дивидендов (части прибыли) в последующем» [10]. Сходной позиции придерживается А.В. Валуйский [11].

Отсутствие четкой регламентации в законе заявленных нами проблем приводит к противоречиям в правоприменительной деятельности. В ситуации необходимости раздела доли в уставном капитале корпорации, следует, на наш взгляд, выработать комплексный подход, позволяющий защитить интересы всех участников, возникающих при этом отношений: супругов – неучастников ООО, другого супруга и иных участников общества, самого общества, уже существующих и потенциальных контрагентов организации. Полагаем, в рамках закрепленного в законе режима общей совместной собственности, можно отдельно указать на порядок осуществления корпоративных прав супругов, дабы избежать рисков и противоречий судебной практики.

В рамках рассматриваемой тематики не лишним будет обратиться и к вопросу о том, является ли учредительный договор, определяющий долю каждого супруга в уставном капитале общества, соглашением о разделе общего имущества супругов? Некоторые авторы настаивают на том, что речь в данном случае идет об изменении режима общей совместной собственности посредством заключения такого соглашения [12], другие утверждают, что доля каждого из супругов является общим имуществом, следовательно, каждая – подлежит разделу [13]. В свете сказанного солидарны с В.Д. Рузановой, что на сегодняшний момент состояние нормативной базы в этой области нельзя признать удовлетворительным. Исходя из того, что назрела необходимость в установлении баланса разноотраслевого регулирования в этой сфере, она предлагает закрепить особенности раздела отдельных видов общего имущества супругов в семейном законодательстве, а его правовой режим – в гражданском, земельном и ином законодательстве с учетом прав супругов и с использованием в основном диспозитивного метода правового регулирования [14].

В судебной практике нередко возникают споры, связанные с разделом доли в уставном капитале общества по требованию кредитора одного из супругов с целью обращения на нее взыскания. Суды исходят из того, что взыскание может иметь место только в отношении имущества супруга, обладающего правом участия, если последний не выступает в качестве должника, обращение взыскания не производится [15].

Выплата супругу действительной стоимости [16] половины доли в уставном капитале также сопряжена с множеством дилемм. В частности, не должен оставаться без внимания тот факт, что на момент раздела имущества стоимость чистых активов общества может иметь отрицательное значение. Думается, в этом случае во взыскании действительной стоимости доли должно быть отказано. Помимо этого, в судебной практике нередки случаи взыскания половины действительной стоимости доли в уставном капитале общества при разделе, даже если стоимость доли одному из супругов еще не выплачена [17]. Полагаем, взыскание возможно только после фактического приобретения супругом данного имущества, в противном случае баланс интересов сторон нарушен, ведь реализация права на получение выплат не всегда может зависеть от супруга-обладателя данного права.

Нарастающее число проблем и противоречий свидетельствует о необходимости легального закрепления особенностей раздела отдельных видов имущества (включая бизнес-активы).



[1] Чашкова С.Ю. Переход к пережившему супругу доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью как общего имущества супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. № 4. С.30-36.

[2] Матвеев П.А. Правовые концепции доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Гражданское право. 2018. № 1. С.19.

[3] Бегунова Н. Наследование долей в ООО // ЭЖ-Юрист. 2004. № 15; Шевченко С. Переход долей общества с ограниченной ответственностью // Законность. 2004. № 10. С.54-55 и др.

[4] Лапач В. Доля в уставном капитале как имущество // ЭЖ-Юрист. 2005. № 28.

[5] Урюжникова А.В. Правовая природа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Юридический мир. 2006. № 1. С.45.

[6] Чефанова Е.А. Обязательственные права и обязанности в составе общего имущества супругов // Юридический мир. 2007 № 4. С.34

[7] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.09.2009 № Ф04-5829/2009; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.02.2015 № Ф03-5463/2014 по делу № А59-4543/2013

[8] Нотариальный вестник. 2011. № 2.

[9] Чашкова С.Ю. Переход к пережившему супругу доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью как общего имущества супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. № 4. С.30-36.

[10] Басистов А.Г. Как разделить фирму мужа? // Гражданин и право. 2001. № 3. С.73-77.

[11] Валуйский А.В. Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров о праве на доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (за январь 2005 г. – март 2006 г.). Режим доступа: СПС» КонсультантПлюс». 2006.

[12] Определение Приморского краевого суда от 21.05.2014 по делу № 33-4353; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.05.2011 по делу № А52-2748/2010.

[13] Кассационное определение Брянского областного суда от 30.06.2011 по делу 33-2076/2011.

[14] Рузанова В.Д. Вопросы изменения режима общей совместной собственности супругов // Современное семейное право России и тенденции его развития: теория и практика: сборник тезисов по итогам Всероссийской научно-практической видеоконференции, 22 мая 2018 г. /отв. ред. И. В. Бакаева, В. Е. Стрегло .Таганрог, 2018. С.22 .

[15] См. например: Постановление Президиума Тюменского областного суда от 11.08.2011 по делу № 44-г-33 и др.

[16] Обоснование вы платы именно этого вида стоимости доли см.: Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Некоторые особенности правового положения супруга как участника ООО // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 3. С. 52-53.

[17] Решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 0.08.2010 по делу № 2-873/10.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 11:29