Коллизионные отличия в наследственном праве России, Германии и Италии

Лёвкина П.П.
Летфуллина М.К.
студенты 4 курса, Казанский (Приволжский) федеральный университет

При изучении многих разноплановых аспектов международного частного права замечена такая важная особенность в развитии этой отрасли права как влияние прежде всего культуры и обычаев разных стран друг на друга, а также взаимовлияние правовых норм, что обуславливает существование ряда коллизий.

Еще с Петровских времен между гражданами России и Германии возникла тесная связь, произошло это в том числе в результате выделения специальных этнических поселений немцев в России, а также в результате переезда большой части российской интеллигенции в Германию после кровавой революционной эпохи. Эти и многие другие факторы укрепляли социальные, культурные, а также экономические отношения между этими странами. Обилие громких русских имен, как-либо связанных с Италией,— существенное подтверждение интереса, который проявлялся к ней в России, доказательство тесных с ней отношений. Заглядывая в самую глубь истории, мы узнаем, что ещё первые поселения генуэзцев появились на восточном берегу Крыма в ХIII веке. Следует отметить, что их потомки до сих пор живут в нашей стране. Эта тенденция на протяжении долгого времени вызывала большое количество юридических споров относительно имущества и иных хозяйственных связей между гражданами рассматриваемых стран, что и продиктовало необходимость регулирования этих сфер отношений на законодательном уровне.

Италия, Германия и Россия, как известно, относятся к одной правовой семье, но, несмотря на это, регулирование сферы наследственных отношений в этих странах имеет существенные различия. Так, по российскому законодательству наследование по закону осуществляется в соответствии с очередями, которые определяются по количеству рождений, отделяющих наследодателя от потенциального наследника. К первой очереди наследников, не зависимо от того, о восходящей или нисходящей линии идет речь, относятся дети, родители и переживший супруг. Ко второй очереди относятся, соответственно, полнородные и неполнородные братья и сёстры, а также дедушки и бабушки наследодателя.

Что касается германского права, в Германском гражданском уложении, основном источнике гражданского права этой страны, наследование по закону определяется системой парантелл, являющихся группами родственников, произошедших от единого предка. Так, к первой парантелле закон относит детей, внуков и правнуков (т.е. родственников по нисходящей линии), в то время как родители и их нисходящие относятся уже ко второй парантелле. К третьей линии относятся бабушки и дедушки наследодателя, а также их нисходящие, количество которых не ограничено. Так, наследниками могут стать практически любые родственники, насколько бы отдалённым не было их кровное родство с наследодателем. Законом также строго урегулирована ситуация, когда исключается наследование тех лиц, которые стоят в родстве с наследодателем через прямого наследника. Итальянское наследственное право пошло по пути многих других европейских стран – романской системы наследования, по которой все наследники по закону делятся на четыре разряда в зависимости от их близости к наследодателю: нисходящие (дети, в том числе усыновлённые, а также внуки и правнуки; родители, братья и сестры; дедушки, бабушки, прадедушки и прабабушки; остальные родственники до шестой степени родства (дяди, тети, двоюродные братья и сестры).

Что касается наследования детьми по немецкому праву, то они наследуют имущество поровну, вне зависимости от возраста и факта усыновления, то же самое можно сказать о регламентации наследования несовершеннолетними в итальянском законодательстве [1]. В Италии ребенок имеет право наследовать половину имущества умершего родителя, а в случае, если детей двое, то 2/3 имущества. Следует также принять во внимание такую особенность Италии, как невозможность пережившего супруга распоряжаться имуществом ребенка. Возможность и практическая необходимость любых сделок с имуществом детей должны быть рассмотрены в судебном порядке с участием органа опеки и попечительства.

Отдельного внимания заслуживают вопросы наследования пережившим супругом. В соответствии с российским правом супруг является потенциально ближайшим наследником и относится к первой очереди, в то время как по германскому законодательству переживший супруг не относится ни к одной из парантелл. Однако супруг обладает широким спектром прав на наследство, например, если он призывается к наследованию вместе родственниками первой линии, если таковые имеются, то наследует ¼ всего имущества [2], если же призывается с наследниками второй очереди или с бабушками и дедушками, то наследует половину имущества. Если же нет наследников ни первой, ни второй парантелл наследников, то супруг наследует всё имущество (ст. 1931 ГГУ). В вопросе наследования пережившим супругов итальянское законодательство за некоторым исключением почти вторит российскому: если умерший оставляет супруга с детьми, имущество делится между ними поровну, если детей нет, то все имущество переходит супругу. При этом учитывается лишь законный брак на момент смерти супруга, то есть развод и сожительство являются основаниями отказа в наследовании данным лицом.

Внимания заслуживает и договор совместного завещания, предусмотренный Германским гражданским уложением, или как его называют – берлинское завещание. Совместное завещание может составить крайне ограниченный круг субъектов, в который входят супруги, находящиеся в законном браке, а также совместно проживающие обрученные лица. Такие ограничения в субъектном составе объясняются тем, что супруги, как правило, ведут совместное хозяйство и совместно решают бытовые вопросы, касающиеся правовых аспектов и, как следствие, вопросы, связанные с судьбой имущества и имущественных прав после смерти. Правовая сущность совместного завещания [3] заключается в том, что в случае смерти одного из супругов, имущество временно переходит пережившему супругу, и уже только после его смерти – следующему наследнику. В России была предпринята попытка создать аналогичный правовой институт, однако Государственная Дума пока находится в процессе обсуждения этого предложения, аргументируя отсутствие четкого решения тем, что данная норма нарушает принцип тайны завещания, которому противоречит тот факт, что второй супруг может разгласить тайну. Он также может и изменить завещание после смерти супруга, что в свою очередь приведёт к неисполнению воли наследодателя. Однако немецкие правоведы категорически не согласны с подобными выводами: во-первых, предполагается, что в тайну завещания посвящены лишь наследники, интересы которых защищаются неразглашением этой тайны. Во-вторых, при изменении завещания после смерти одного из супругов, переживший супруг обязан отказаться от доли умершего супруга в пользу указанного в совместном завещании наследника, следовательно, все права наследодателя так или иначе предусмотрительно защищены на Законодательном уровне. Как правило, в таком совместном формате завещания отсутствуют параллельные волеизъявления, что говорит о том, что рассматриваемый договор является односторонним и самостоятельным. Следует также отметить, что в 57% случаев наследования в Германии применяется именно институт совместного завещания. Полагаем, стоит рассмотреть возможность создания и регулирования аналогичного института и в рамках российского права, опираюсь на эффективную практику европейских стран.

Германскому праву известен также институт наследования по наследственному договору, такой договор может заключаться с любым из лиц, способных призываться к наследованию. Подобно договору совместного завещания, супруги могут заключить наследственный договор, по которому один из них должен будет оберегать какое-либо оговоренное в договоре имущество или выполнить иное действие, предусмотренное договором. В России такой договор не признаётся из-за своего яркого противоречия публичному порядку страны. Особенностью также является и возможность купли-продажи наследственной доли в европейских странах. Однако, следует упомянуть о том, что покупателю переходят имущественные права без обязанности выплатить долги, эта обязанность остается за продавцом.

Что касается брака, то в России и Италии в вопросах наследования признаётся лишь официально зарегистрированный в органах ЗАГСа, в то время как по немецкому законодательству к правам супругов приравнены и права сожителей зарегистрированного партнёрства, однако это правило не распространяется на отношения в неформальном и никак документально не подтвержденном браке [4].

Различия есть и в основаниях квалификации имущества в России и Германии. Немецкое законодательство к недвижимому имуществу относит земельные участки вместе с недрами и неразрывно связанными с землёй, зданиями и сооружениями, а также регулируется право застройки и сервитуты. Российский закон расширяет понятие недвижимости за счёт таких объектов гражданского права как предприятия, водные и воздушные суда, соответствующим образом зарегистрированные. В России все неимущественные права входят в состав наследства, а в Германии к ним относятся исключительно имущественные элементы неимущественных прав.

Для разрешения наследственных вопросов в некоторых странах Европы созданы специальные суды, которые выдают так называемое «Свидетельство о праве на наследство по ходатайству наследника» [5]. Важно также и то, что рассматриваемые суды возбуждают производство по делу, собирают и исследуют доказательства, заслушивают заинтересованных лиц и устанавливают юридические факты, которые должны обосновывать ходатайство о выдаче самого свидетельства. Так, свидетельство о праве на наследство, выданное российским нотариусом, в Германии подлежит признанию именно через суд по наследственным делам [6].

Что касается итальянской системы принятия наследства, то эта процедура, как и в России, осуществляется путем подачи нотариусу заявления наследника о принятии наследства либо о выдаче свидетельства о праве наследства или путем совершения фактических действий, свидетельствующих о принятии наследства.

Если рассмотреть полномочия нотариуса в России, к которым относятся лишь выдача свидетельства о праве на наследование и защита завещанного имущества, то можно придти к выводу: юрисдикция немецкого наследственного суда и российского нотариуса сильно ограничена национальным правом, в то время как за консульскими службами в международном праве закреплен гораздо более широкий круг различных полномочий и функций. Несмотря на действующий Консульский договор между Россией и Германией, заключенный ещё 1958г. в Бонне, полномочия консулов обеих стран ограничены функциями по передаче наследства, а также охране прав наследников на это имущество [7]. Сами же консулы при этом не вправе распоряжаться наследственной массой.

Следует отметить, что в России существуют пробелы в регулировании процедур наследования, поскольку правила осуществления наследственной операции четко не установлены. На основе проведенного анализа можно сделать вывод: с целью улучшения качества правового регулирования наследования в России представляется необходимым внести некоторые изменения в сферу наследственных отношений посредством введения норм, аналогичных рассмотренным нормам немецкого и итальянского права.



[1] Германское гражданское уложение 1896 г.

[2] Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. М., 1984.

[3] Германское гражданское уложение 1896 г.

[4] Богуславский М.М. Международное частное право. Учебник. М., 2004.

[5] Рубанов А.А. Наследование в международном частном праве. М., 1966.

[6] Германское гражданское уложение 1896 г.

[7] Барщевский М.Ю. Наследственное право. М., 1996. С. 38.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 11:26