Юридический документ: архаизмы, ставшие терминами

Волкова А.В.
Ховалыг Л.Ш.
студентки 1 курса РГУП

Для любой сферы деятельности актуальны проблемы терминологии. В юриспруденции, особенно в сфере правотворчества, значимость этой проблемы соответствует значимости законов в жизни общества. От точности употребления терминов в законе во многом зависит точность выражения воли законодателя, а следовательно, и результативность закона.

Важное значение для обеспечения точности и единства терминологии имеет стабильное функционирование терминов. Феномен права состоит в том, что оно, как никакой иной социальный институт, «консервирует» и ревностно стремится сохранить традиционный арсенал слов и словосочетаний. «Право, – справедливо замечает Н.С. Барабашева, – наименее подвержено изменениям словарного запаса» [1]. В определенной мере это можно объяснить тем, что право – это «один из первых “блоков“ цивилизации» [2], элемент древнейшей культуры, старательно хранящий собственные традиции. В отличие от многих других социальных явлений право и его институты консервативны и автономны. Историческая консервативность древней правовой лексикологии, феномен сохраняемости, образно говоря, «правовых сгустков», объясняется природой правового регулирования [3]. Подтверждением этому служит тот факт, что многие документы прошлого звучат по-современному и сегодня. Это объясняется тем, что некоторые слова и понятия основательно укрепились в нашей повседневной речи. Значительную часть этих слов и понятий составляют архаизмы.

Архаизмы – это названия существующих в реальной действительности предметов и явлений, по каким-либо причинам вытесненные синонимами активной лексики. Архаизмы составляют так называемый пассивный словарный запас русского языка, лексику, активно не используемую в устной и письменной речи. В толковых словарях они приводятся с пометкой «устар.» (устаревшее). Часть архаизмов функционирует в правовом лексиконе: одни в относительно первозданном виде, другие, по причине времени, значительно изменились. В зависимости от этого выделяется две группы архаизмов:

1. Лексико-фонетические архаизмы – это слова, которым в активном словаре синонимичны лексемы с несколько иным звучанием:

убойство – убийство («Это вы, окаянные, – продолжал царь, – это вы всегда подбиваете меня кровь проливать! Мало еще было вам смертного убойства?» // А.К. Толстой «Князь Серебряный»);

пашпорт – паспорт («Петруша в Петербург не поедет. Где его пашпорт? Подай его сюда» // А.С. Пушкин «Капитанская дочка»);

прожект – проект, план на будущее («Великие прожекты! – эх, все попусту! Кому их оценить, кому понять? // A.Н. Толстой «Пётр Первый»);

грабление - ограбление («Право суда, и самого тяжкого суда – за убийство, татьбу, грабление – дано князю!» // Д.М. Балашов «Младший сын»);

содейство содействие («Безродного пригрел и ввел в мое семейство, Дал чин асессора и взял в секретари; В Москву переведен через мое содейство» // А.С. Грибоедов «Горе от ума»).

2. В отличие от лексических, семантические архаизмы – это сохранившиеся в активной лексике слова, у которых устарело значение (или одно из значений):

аттестат – письменное свидетельство о службе, поведении кого-либо («Подать заявление капитану, получить у второго штурмана аттестат и так далее. Держать никого не собираемся. Боязливые да робкие нам не нужны» // Г.Н. Владимов «Три минуты молчания»);

партизан – сторонник, человек, принадлежащий к какой-либо партии («Я стал по убеждениям в конечной цели человечества решительно партизаном социалистов и коммунистов» // Н.Г. Чернышевский «Дневник»);

блюсти – сохранять, оберегать («Сан архипастыря повелевает блюсти святыни веры, совесть христианина не может молчать перед лицом неправды, лукавства и зла, уродующих нашу жизнь» // Митрополит Иоанн (Снычев) «Путь ко спасению»);

брань – война, битва («Пылает брань; на холмах гром гремит» // А.С. Пушкин «Воспоминания в Царском Селе»);

возмездие – воздаяние, награда, благодарность за что-либо («Есть благим надежда и всякому труду и подвигу вечный покой и великое возмездие в грядущем веке» // Т.Н. Терещенко, «Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского»).

Широко распространены в языке права такие архаизмы, как, например, пристав, казнь, пошлина, сокрытие, умысел, таковой, взять под стражу, присяжный, деяние, грабеж, разбой, бремя, возмездие, кара, казнь, пошлина, вверенный, истец, дееспособный, ссылка, поруки, проникновение, с поличным, очная ставка, купчая и многие другие. Это собственное правовое наследие. Они довольно живучи, однако время может подвергать изменению содержание понятия, ограничивать или расширять его значение. Такое, например, по мнению Т.В. Баженовой и В.А. Семеусова, произошло с понятием «ссуда» [4]. В прошлом оно использовалось не только как синоним слову «заём», но и обозначало предписание суда.

Так как архаизмы являются неотъемлемой частью юридической лексики, следует установить определенные правила их использования, обозначить технику применения. Использование архаизмов в нормативно-правовом тексте должно подчиняться следующим правилам:

1. Любой нормодатель, изменяя и совершенствуя законодательство, должен беречь правовые архаизмы независимо от природы их происхождения, не пытаться искусственно вытеснять их активной синонимирующей лексикой. Это может отрицательно повлиять на существующий понятийный аппарат в праве, затруднить толкование и применение отдельных юридических норм и конституций. Но главное даже не в этом. Старая правовая лексика – еще и хранительница правовых традиций, преемственности в правовом регулировании, что, несомненно, важно для сохранения и развития общества и цивилизации в целом.

2. При возвращении архаизмов в современную правовую лексику нормодатель должен убедиться, получило ли то или иное слово или словосочетание широкое распространение, стало ли оно общеизвестным. Если это так, т.е. слово, имеющее давние правовые традиции, стало частью активной лексики, то его целесообразно закрепить в правовых нормах, тем самым усилить его значение в общеупотребительном и правовом языках. Такое произошло, как представляется, со словами пристав, присяжный, община, станица, департамент, дружина, магистрат .

Мы решили выяснить, какой архаизм из юридической терминологии наиболее распространен среди преподавателей нашего университета. Для этого мы провели социологический опрос, предлагая респондентам составить рейтинг из следующих слов: деяние, кара, заимодавец, пеня, стража, разбой, бремя, пошлина, ссылка, вверенный. Было опрошено 26 человек. В результате опроса выяснилось, что наиболее популярен термин деяние. Это объясняется тем, что данный термин обозначает действие в любой отрасли права. Меньше всего используется слово заимодавец, которое понимается как «лицо, предоставившее заём, приобретающее право на его последующий возврат и получение процентов или на другую форму оплаты». Оно широко используется конкретно в области гражданского права. Термин разбой, набравший среднее количество голосов, активно применяется в уголовном праве. Примечательно, что опрашиваемые отметили, что до этого не задумывались о происхождении данных слов и их отношении к архаизмам, хотя пользуются ими практически ежедневно в своей профессиональной деятельности.

Подводя итог сказанному, хочется отметить, что архаизмы – это неотъемлемая часть юридической лексики, истинное значение которой мы порой не знаем. А ведь знание этимологии терминов права, исконных значений слов, составляющих юридический документ, и понимание того, как они изменяются с течением времени очень важно на нашем поприще, так как данные знания придают речи точность. А точность – это одно из незаменимых свойств речи юристов, залог успеха его деятельности.



[1] Барабашева Н.С. Слова, слова, слова... (лексика наших правовых актов) // Советское государство и право. 1990. № 8. С. 84

[2] Алексеев С.С. Теория права . М., 1993. С. 51.

[3] Грязин И.Н. Консервативная природа права // В сб.: Философия свободы и практика. Ярославль, 1988. С. 20-21.

1 Баженова Т.З., Семеусов В.А. Договорное право . Иркутск, 1993. С.6.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 12:18