Проблема наказания за использование в речи нецензурной брани

Караулов К.А.
Антипов К.И.
студенты 1 курса РГУП

В наши дни нецензурная брань получила широкое распространение в российском обществе. В связи с этим остро проявилась проблема наказания за её использование и, что важнее, искоренения подобной лексики. Ученые считают, что в настоящее время для русского народа «данный пласт лексики и фразеологии (и связанные с ним ассоциации) остается табуистически маркированным явлением антикультуры… абсолютно неприемлемым в современной русской общественной речевой коммуникации». [1]

При этом нужно понимать, что бранная лексика, собравшая грубейшие похабные, вульгарные слова и выражения, появилась не за один день и выполняет различные функции. Назовем некоторые из них: оскорбление, унижение того, кому адресована речь; демонстрация говорящим своей агрессии, чувства превосходства, раскованности, пренебрежения к системе запретов; снятие психологического напряжения (своеобразная разрядка);

- спонтанное выражение эмоций на непредвиденную и неприятную ситуацию для носителя языка. [2]

Активное и широко распространенное использование нецензурной брани приводит к тому, что развивается и правовое противодействие этому явлению. Рассмотрим, как проблема наказания за использование в речи нецензурной брани решалась в истории России.

Отметим, что у историков и лингвистов нет единого ответа на вопрос, откуда и как появилась бранная речь. Существует несколько теорий и гипотез. Согласно одной из них, брань появилась на Руси во время монголо-татарского нашествия. Действительно, можно найти в монгольском языке слова, несколько схожие с русскими матерными словами по звучанию. При их переводе и разборе лингвисты выяснили, что для монгольского они нормативны, имеют повседневное значение, и некоторые вполне активно употребляются людьми. Таким образом, эта известная и популярная теория была опровергнута учеными ещё в XVIII веке.

Другая, более правдоподобная версия связывает появление ненормативной лексики с крещением Руси в 988 году и активной деятельностью церкви. Объясняется это тем, что во времена язычества некоторыми словами пользовались для проведения обрядов и их очень редко употребляли в обыденном разговоре, а с появлением христианства они оказались под запретом церковной власти, так как напоминали о давних временах и ненавистном политеизме. Позже такие слова стали расцениваться как брань и оказались под запретом светских властей.

Именно с Киевской Руси начинается история возникновения наказаний за использование в речи ненормативной лексики. Несмотря на отсутствие прямого запрета на брань в «Русской правде», на которую церковь оказала достаточное влияние, известны случаи наказания людей поркой за сквернословие. [3] Впоследствии эта мера наказания будет закреплена в качестве основной за подобные преступления в Соборном Уложении царя Алексея Михайловича 1649 г. В этом документе впервые говорилось о всесторонней защите церкви государством, и с этого момента возникала полноценная юридическая ответственность за преступления против церкви и её учения, в том числе и ответственность за использование бранной лексики. [4]

В XVIII в. наблюдаются свойственные эпохе конкретизация и детализация в праве, что не могло не коснуться и наказаний за ненормативную лексику. В Артикуле Воинском отразилось развитие уголовного права в виде конкретизации тяжести брани: артикул 152 ст. 18 различает две степени тяжести брани и персонализирует ругань в адрес субъекта, что объясняется появлением понимания подобного преступления не только против царского порядка, но и против чести и достоинства личности: «Ежели кто другого не одумавшись с сердца, или опамятоваясь, бранными словами выбранит, оный перед судом у обиженного христианское прощение имеет и просит о прощении. И ежели гораздо жестоко бранил, то сверх того наказанием денежным и сносным заключением наказан будет… Ежели оный, который имеет просить о прощении, в том упрямитца, можно оного через потребные способы к тому принудить». [5]

При всём этом главным событием тех веков является запрет 1763 г. на использование ругательных и поносительных слов в распоряжениях и иных государственных актах. [6]

Но не только государство и церковь в те годы следили за нравственностью речи. В первом российском учебнике по этикету, который назывался «Юности честное зерцало», напрямую говорилось о недопустимости брани в дворянском обществе. [7] Это свидетельствует о начале формирования в обществе особого, изначально навязанного, но впоследствии ставшего самостоятельным отношения к подобной лексике. Таким образом, со становлением и развитием российской государственности на ранних этапах тесно связано её стремление ограничить сквернословие в обществе путём запретов и под страхом порой довольно сурового наказания.

В советское время со стороны государства также ведется кампания, направленная на табуирование бранной лексики. Для этого используются методы пропаганды и формального запрета употребления бранной лексики вообще. Понятие бранной лексики встречаем в «Кодексе РСФСР об административных правонарушениях» 1984 г. (глава 13, ст. 158). Употребление подобной лексики в общественных местах характеризуется как мелкое хулиганство, нарушающее общественный порядок и спокойствие граждан. Это правонарушение влечет наложение штрафа в размере от десяти до пятидесяти рублей или исправительные работы на срок от одного до двух месяцев с удержанием двадцати процентов заработка, а в случае, если по обстоятельствам дела, с учетом личности нарушителя, применение этих мер будет признано недостаточным, - административный арест на срок до пятнадцати суток. До этого бранная лексика включалась в понятие «хулиганство», которое отделилось от бандитизма в Уголовном кодексе СССР 1922 г.

Официальное отношение к нецензурной брани было резко отрицательным, что не отменяло использование мата в быту. Идеология тех времен была направлена на то, чтобы сформировать такой облик советского человека, который бы являлся примером во всем, в том числе и в использовании языковых средств. Запрещалось использование табуированной лексики на радио, телевидении, в печатных источниках. С другой стороны, в СССР последних десятилетий был высокий уровень образования в целом, и мораль того времени порицала использования бранной лексики в публичных местах, на глазах у подрастающего поколения.

Несмотря на жесткую языковую политику относительно употребления бранной лексики, в период СССР появляются новые нецензурные выражения. Создаются они, как правило, в местах заключения и исполнения наказаний. Особую роль в этом процессе сыграло формирование и существование ГУЛАГа, где жизнь шла вразрез с советской реальностью.

После распада Советского Союза происходят существенные изменения, связанные с языком. Цензура отменяется, государственный контроль за печатной сферой ослабевает, происходит демократизация общества, печатаются произведения писателей-диссидентов, постмодернистов, снимаются запреты на освещение многих тем. Все это приводит к значительным изменениям в сознании русского человека.

Но всеобщая свобода меняет и нравственную составляющую русского человека, к сожалению, в худшую сторону. Известный писатель В. Астафьев писал по поводу распространения в речи мата, что «мерзость окружает нас почти повсеместно. С ней встречаешься не только в подворотнях, но порой и на высоких собраниях». [8] В этот период происходит явная детабуизация обсценной лексики, что отмечали многие ученые, например, об этом писал лингвист Л.П. Крысин.

В новом тысячелетии проблема использования нецензурной брани в речи стоит также остро. Заместитель председателя Комитета по культуре ГД Федерального собрания РФ З. Я. Рахматуллина по этому поводу высказала своё мнение: «Такое пристальное внимание к языку обусловлено деградацией свободы слова до свободы клеветы и оскорблений, свободы самовыражения – до свободы нецензурной брани даже в присутствии женщин и детей, в публичных местах и культурно-досуговых учреждениях». [9] Происходит легитимизация ненормативной лексики в сознаниях масс, что говорит об общем упадке уровня культуры современной России.

Но все же, государство, понимая значимость культуры в современной России, проводит языковую политику, направленную на искоренение бранной лексики. Оно устанавливает определенные ограничения в использовании ненормативной лексики в общественных местах. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, в ст. 20.1 отмечается, что нецензурная брань в общественных местах влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток. При этом, как показал исторический опыт, недостаточно одних прямых запретов для изменения ситуации в лучшую сторону. Поэтому важную роль играет преподавание русского языка в школах, университетах и иных учебных заведениях по всей стране и за рубежом, в бывших советских республиках.

Подводя итог всему сказанному, необходимо отметить, что давние стремления государства к ограничению использования ненормативной лексики, к наказанию за нарушение законов, очевидно, важны, поскольку в правовом поле нужно регулировать использование табуированной лексики. Однако история показывает, что только одними запретами проблему не искоренить. Необходимо формировать ценностное отношение человека к родному слову, воспитывать нетерпимое отношение в обществе к использованию в речи нецензурной брани, а также выстроить целостную систему, направленную на формирование правовой культуры каждой личности. Только в таком случае возможно качественное развитие и достойное существование русского языка, языка великого народа.



[1] Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации // В. Базылев, Ю. Бельчиков и др. М.,2004. С. 72.

[2] Что такое нецензурная брань ? Режим доступа: http://klevet.ru/netsenzurnaya-bran-eto

[3] Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. М., 2011. С. 50.

[4] Соборное Уложение 1649 года . Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/1649.htm

[5] Артикул Воинский. Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/articul.htm

[6] Метушевская Т.И. Правоограничения государственных служащих в XVIII первой половине XIX В. // Ученые Записки. Электронный научный журнал Курского Государственного Университета. 2010. № 3.

[7] Юности честное зерцало. Режим доступа: https://www.runivers.ru/doc/children_book/books184653/book4769/60565/

[8] Астафьев В. Черемуховые холода // Правда. 1991. 7 дек.

[9] Рахматуллина З.Я. Экология отечественной культуры как актуальная социальная потребность (Законодательные аспекты) // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2013. №4. С. 26.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 12:17