Ювенальная юстиция: защита прав ребенка или разрушение института семьи?

Крицкая Е.О.
студентка 4 курса, Самарский национальный исследовательский университет
имени академика С.П. Королева

Выступая субъектом правоотношений, ребенок становится чрезвычайно уязвим в силу возрастных и социальных особенностей, которые не позволяют ему в полной мере воспользоваться существующими механизмами защиты своих прав и интересов. В связи с этим в последнее десятилетие активно популяризируется вопрос внедрения ювенальной юстиции в правовую систему России.

В современном понимании ювенальная юстиция представляет собой комплексную судебно-правовую систему защиты прав несовершеннолетних, состоящую из двух аспектов. Во-первых, это судебная система, осуществляющая правосудие в отношении несовершеннолетних [1]. Во-вторых, это органы и организации, деятельность которых направлена на социальную защиту ребенка и его семьи [2].

В настоящее время ювенальная юстиция введена в ряде европейских стран (Франция, Финляндия, Норвегия), где широко применяется, как в части деятельности специализированных судебных органов (так называемые детские суды), так и в части решения социальных вопросов детства и юношества.

Создание ювенальной юстиции в России обусловлено выполнением обязательств РФ по применению общепризнанных принципов и норм международного права, закрепленных в Конвенции ООН о правах ребенка [3], а также в Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

В рамках семейного права Российской Федерации особого внимания заслуживает проблема реализации ювенальных технологий с целью формирования системы взаимоотношений ребенка и общества в ситуации, когда ребенок, его права и интересы нуждаются в защите.

Исходя из этого были разработаны соответствующие законопроекты о ювенальной системе в РФ, которые, однако, были отклонены Государственной Думой. Введена должность уполномоченного по правам ребёнка. Также в ряде регионов были сформированы экспериментальные специальные судебные составы по делам несовершеннолетних соответствующих районных судов (Ростовская, Иркутская, Липецкая области, Республика Хакасия).

В Заключении Общественной палаты Российской Федерации ювенальные суды определяются лишь как основа создания и развития ювенальной юстиции. Отмечается, что задачи данного института более широкие, чем формирование альтернативных форм наказания несовершеннолетнего преступника или правонарушителя. Ювенальная юстиция – это правовой инструмент решения различных проблем детства в стране. Ювенальная юстиция должна стать базисным элементом построения всей системы взаимоотношений ребенка и общества в ситуации, когда этот ребенок нуждается в защите, вне зависимости от того, совершил он преступление (правонарушение) или нет» [4].

Однако подавляющая часть общественности в России негативно относится к ювенальной Европе. Критике подвергается ряд ювенальных принципов. Так, закреплённое в ст. 16 Конвенции о правах ребенка право ребенка на личную жизнь, со стороны российских реалий оценивается как криминологическая угроза. В странах, где внедрена ювенальная юстиция, родители не имеют права контролировать жизнедеятельность ребенка, связанную с реализацией личных прав, принуждать его к чему-либо, налагать запреты, поскольку эти действия нарушают права ребенка.

Так в число детских прав, которые с позиции европейского ювенального подхода реализуются в рамках соблюдения международного законодательства, входят такие права, как право на сексуальные отношения с любого законодательно не запрещенного возраста, а также право девушек на искусственное прерывание беременности с 15 лет без согласия родителей.

В некоторых зарубежных источниках ювенального толка получила развитие «прогрессивная» мысль о том, что употребление наркотиков – право выбора ребенка. Родители, уважая права детей на свободу выбора, и будучи обязаны заботиться об их здоровье, максимум вправе приобретать стерильные шприцы, чтобы ребенок не заразился в результате своего «увлечения» [5].

Помимо этого, резонансное отражение у противников внедрения ювенальной юстиции в России нашла практика изъятия детей из европейских семей в результате неоднозначности понятия «приоритетность прав ребенка».

Например, в Швеции родители были лишены родительских прав вследствие того, что её вес их дочери в два раза превышал нормальные показатели для этого возраста, а, следовательно, создавал угрозу развития серьезных заболеваний [6].

Основанием для отобрания ребенка у Н. Захаровой, проживающей во Франции, послужила формулировка «удушающая материнская любовь». В суде социальный работник заявил, что мать, одевая свою 3-летнюю дочь точь-в-точь как себя, «лишает ребенка права на индивидуальность» [7].

Таким образом, зарубежный опыт свидетельствует, что права родителей при господстве ювенальной юстиции автоматически уходят на второстепенный план, уступая правам детей. В контексте ювенального подхода права детей в полной мере установлены на законодательном уровне, однако права их родителей, понятие формы и методы воспитания четко не сформулированы. Это объясняется тем, что родительские права относятся к категории естественных прав человека и выражение их в форме предписания или дозволения, а также указание всех возможных вариантов деятельности, автоматически означает ограничение родителей в многообразии их прав. Данная трактовка используется ювеналами, не позволяя родителям реализовывать их естественные права воспитывать своих детей любыми не запрещенными законом способами и исходя из реально имеющихся возможностей.

В семейном законодательстве Российской Федерации устанавливается родительское право и обязанность воспитывать своих детей. Кроме того, родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей и имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами (ст.63). И хотя Семейный кодекс РФ исходит из принципа приоритетности прав детей, если есть противоречие с интересами родителей. Однако российское законодательство строго регламентирует процедуру ограничения и лишения родительских прав, которая не может применяться без установления судом достаточных обстоятельств в каждом конкретном случае.

Криминологическая оценка ювенального подхода позволяет утверждать, что необоснованное увеличение прав детей может привести к увеличению неуправляемости, отклоняющегося поведения и психопатологий, а в конечном итоге, к росту преступности несовершеннолетних и распаду института семьи.

Все более частое употребление понятия «приоритетность прав детей» в обществе оправдано только тем смыслом, что защита прав ребенка является первоочередной и важнейшей деятельностью государства по сравнению с иными направлениями социальной политики.

Также под ювенальным давлением в России без изменения федерального законодательства меняется понимание некоторых оценочных понятий. К настоящему моменту имеются случаи привлечения к ответственности родителей, когда суд на основании субъективных критериев оценил действия родителей как жестокое обращение с детьми. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ жестокое обращение с детьми выражается в осуществлении родителями физического или психического насилиями над ними, в покушении на их половую неприкосновенность [8]. Ювеналы используют новое для отечественной правоприменительной традиции понятие «психологическое насилие», к которому может относиться практически любой метод воспитания, особенно связанный с запретами и наказаниями.

В «Обзорной справке о судебной практике по делам о преступлениях против семьи и несовершеннолетних, рассмотренных судами Ростовской области», приводится дело гражданина М., приговоренного к уголовной ответственности за жестокое обращение со своим одиннадцатилетним подопечным. Жестокое обращение опекуна заключалось в том, что он словесно и жестами выражал угрозы побоями, ставил несовершеннолетнего в угол на длительное время, а также против воли принуждал несовершеннолетнего принимать пищу [9].

Противники ювенальной юстиции отмечают, что эта система предполагает увеличение объема полномочий органов, осуществляющих защиту прав детей, что может повлечь чрезмерное вторжение во внутрисемейные дела, вплоть до изъятия ребенка из семьи под любым необоснованным предлогом.

На сегодняшний день в Российской Федерации в соответствии с конституционными принципами защиты прав и законных интересов несовершеннолетних действует альтернативная ювенальной юстиции система органов и организаций, которая включает в себя аппарат уполномоченного по правам ребенка, органы опеки и попечительства, комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, суд, прокуратуру, министерство внутренних дел, службу исполнения наказания, министерство образования, министерство здравоохранения и социального развития, различные комитеты и общественные правозащитные организации.

В литературе наблюдается тенденция отождествления ювенальной юстиции и системы органов, защищающих права детей в Российской Федерации, что является следствием неверного понимания сути этих явлений. В России такие органы не объединены единым названием и не входят в состав одного ведомства, что позволяет обеспечить их независимость и способствует взаимному контролю над деятельностью каждого из них.

Анализируя вышесказанное, можно сделать вывод, что неверная трактовка понятия и сферы действия ювенальной юстиции влечет ошибочное восприятие и порождает негативную оценку данного института со стороны общественности. В России существует идентичная по назначению ювенальной юстиции система защиты прав ребенка, которая выражается в реализации комплексной социально ориентированной государственной политике в отношении несовершеннолетних, включающей в себя систему принципов, оценок и мер организационного, правового, научного, информационного, пропагандистского и кадрового характера, направленных на улучшение и повышение качества жизни семьи [10].

Основное отличие российской системы защиты прав детей от европейского ювенального подхода заключается в принципах и механизмах деятельности, основанных на особенностях культуры и менталитета населения, его ценностных ориентаций, привычных взглядов, в том числе на семейные отношения и традиции воспитания [11].



[1] Проект закона «О ювенальной юстиции в Российской Федерации». URL: http://www.juvenjust.org/txt/index.php/t311.html (дата обращения 14.11.2018).

[2] Зыков О. Краткое изложение концепции введения ювенальной юстиции в Российской Федерации. URL.: http://www.detirossii.ru/7216.php (дата обращения 14.11.2018).

[3] Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // Сборник международных договоров СССР. выпуск XLVI. 1993.

[4] Заключение Общественной палаты Российской Федерации по результатам общественной экспертизы проекта федерального закона № 38948-3 «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части создания ювенальных судов».

[5] Тимошина Е. М. Проблемы и лжепроблемы ювенальной юстиции // Пробелы в российском законодательстве. 2011. № 5. С. 64 – 70.

[6] URL.: https://medportal.ru/mednovosti/news/2004/03/11/child/ (дата обращения 14.11.2018).

[7] Захарова Н.Без вины виноватая // Московский комсомолец. 2011. № 25702.

[8] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.11.2017 № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» .

[9] Бондаренко Н.Н., Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Ползучий государственный переворот // Человек и закон. 2010. № 2. С. 44–60.

[10] Указ Президента РФ от 14.05.1996 № 712 (ред. от 05.10.2002) «Об Основных направлениях государственной семейной политики".

[11] Исмаилов Б.И. Правовые основы системы ювенальной юстиции: учебное пособие. М.: Наука. 2012. С. 230.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 12:44