Проблемы рассмотрения третейским судом корпоративных споров

Баталов И.О.
магистрант РГУП

Вопрос о том, вправе ли третейский суд рассматривать корпоративные споры всегда являлся неоднозначным и дискуссионным. Ранее судебная практика склонялась к мнению, что любые корпоративные споры не подведомственны третейским судам [1]. В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» можно было утверждать, что на рассмотрение третейского суда может быть передан любой спор. В связи с изменениями, внесёнными в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (далее – АПК РФ), законодатель исключил спорное толкование данной нормы, отнеся корпоративные споры к специальной подведомственности арбитражных судов. Такой запрет можно считать нарушением прав сторон при урегулировании спора применять внесудебную процедуру.

Следует отметить, что не все юристы данный механизм защиты прав относят к внесудебной процедуре. Так, например, Андреев В.К. и Лаптев В.А. говорят о том, что рассмотрение дел третейским судом, является разрешением спора в судебном порядке [2]. Данные утверждения, на мой взгляд, ошибочны в силу тех фактов, что третейский суд согласно ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» не включён в перечень судов, действующих на территории Российской Федерации.

По поручению Президента РФ от 22 декабря 2012 г. № Пр - 3410 (по итогам Послания Президента РФ Федеральному Собранию 12 декабря 2012 г.) проведено реформирование законодательства о третейских судах. В результате реформы принят Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитраже). Данный закон вступил в силу с 1 сентября 2016 г. и повлёк внесение изменений в АПК РФ.

В АПК РФ была добавлена часть вторая ст. 225.1, предусматривающая интересующий нас круг дел по корпоративным спорам, которые могут быть переданы на рассмотрение третейского суда. Однако правильнее будет сказать, определяет круг дел по корпоративным спорам, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда. Законодатель, таким образом, закрепил принцип «разрешено всё, что не запрещено законом». Данные новшества в какой-то степени устанавливают рамки, вносят определенность и позволяют уточнить подведомственные третейскому суду споры, что, несомненно, является положительным шагом со стороны законодателя. Действия законодателя позитивно оценило и экономическое общество. Так, например, Дмитрий Степанов, к.ю.н., адвокат, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», данную новацию оценил как очень верное и правильное начинание, движение в правильном направлении. Д. Степанов посчитал данные новшества особенно важными для непубличных компаний, где несколько бизнес-партнеров могут изначально договориться о суде, к юрисдикции которого они в будущем передадут свои споры. Однако юрист заметил, что это важно лишь при условии, что российские государственные суды будут в будущем уважать такие договоренности и наделять юридической защитой как сами арбитражные оговорки по спорам такого рода, так и финальные решения, вынесенные арбитражами по корпоративным спорам. По мнению автора, такая позиция представляется верной, так как если государственные суды будут отменять решения третейских судов и ставить под сомнения третейские (арбитражные) соглашения, экономическое сообщество потеряет заинтересованность в передаче спора в арбитраж и разрешении его во внесудебном порядке. Еще в 2014 г. в своём послании Федеральному собранию Российской Федерации Президент Российской Федерации В.В. Путин говорил о том, что механизмы разрешения хозяйственных споров по прежнему далеки от лучших мировых практик и важно в значительной степени поднять авторитет Третейского судопроизводства.

Исходя из ч. 2 ст. 225.1 АПК РФ на рассмотрение третейского суда не могут передаваться: споры о созыве общего собрания участников юридического лица; споры, связанные с исключением учредителей, участников, членов юридических лиц; дела, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью; дела, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц; споры, связанные с приобретением и выкупом акционерным обществом размещенных акций, а также приобретением более 30% акций публичного общества.

Иные корпоративные споры, рассмотрение которых не запрещено, могут быть переданы на рассмотрение третейского суда при соблюдении следующих условий как это предусмотрено ч. 3 и 4 ст. 225.1 АПК РФ: 1)юридическое лицо, все участники юридического лица, а также иные лица, которые являются истцами или ответчиками, должны заключить соглашение о передаче указанных споров в третейский суд; 2)разбирательство должно проводиться на территории России и администрироваться постоянно действующим арбитражным учреждением, имеющим правила разбирательства корпоративных споров.

Согласно п. 2 ст. 2 Закона об арбитраже особенностью рассмотрения споров третейским судом является наличие третейского (арбитражного) соглашения, заключенного между всеми сторонами. Данное соглашение заключается как самостоятельный договор, либо может быть частью основного договора, например, отражено в договоре поставки. Кроме того, третейское (арбитражное) соглашение можно внести в устав юридического лица (п. 7 ст. 7 Закона об арбитраже).

Так, например, в соответствии со ст. 11 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об акционерных обществах), устав является учредительным документом общества. Это основной правовой документ, определяющий порядок организации и осуществления текущей финансово-хозяйственной деятельности акционерного общества. Это своего рода Конституция общества, определяющая всю его суть, тем более что, требования устава общества обязательны для исполнения всеми органами общества и его акционерами (п.2 ст.11 Закона об акционерных обществах). В случае если третейское (арбитражное) соглашение прописано в уставе, то оно будет распространяться на всех участников общества, в том числе и новых, независимо от их ознакомления и письменного согласия. Существует и иное мнение. Еще в 2005 году Высший Арбитражный суд Российской Федерации не согласился с данной позицией. В процессе спора, где ответчиком было ОАО «РусПромАвто», являвшееся новоиспечённым участником общества, судом постановлено, что соглашение, указанное в уставе, на него не распространяется, так как в период отчуждения доли ОАО «РусПромАвто» являлось участником иного общества. [3] На данный момент такая практика является незначительной и в большей степени государственные суды придерживаются буквы закона.

Следует отметить существующий риск того, что участник общества может не ознакомиться или его умышленно не информируют о третейском (арбитражном) соглашении, прописанном в уставе общества. Кроме того, не зная о содержащемся в уставе соглашении, лицо может не узнать и о самом третейском разбирательстве. Однако, ситуация была бы кардинально иной, если бы законодатель предусмотрел определенный обязательный порядок ознакомления новых участников общества с третейским (арбитражным) соглашением, закреплённым в уставе общества, а также обязательное письменное согласие новых участников общества о применении такого соглашения. На данный момент такие условия предусмотрены только для третьих лиц.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Несмотря на незначительные недостатки, включение в компетенцию третейских судов дел по рассмотрение корпоративных споров, по мнению автора, является положительным шагом в развитии внесудебного порядка урегулирования споров. Данные обстоятельства положительно скажутся на экономическом сообществе, так как разрешение дел в третейском суде в качестве преимущества имеет срочность рассмотрения спора. Что касается обязательности третейского (арбитражного) соглашения для новых участников юридического лица, то разумно применять в отношении них такие же условия, как и к третьим лицам.



[1] . Например, постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2011 г. по делу № А40-35844/11-69-311, постановление АС Московского округа от 17 декабря 2014 г. по делу № А40-26424/11-83-201, постановление АС Московского округа от 20 октября 2014 г. по делу № А40-135118/13-52-1240, постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 декабря 2011 г. по делу № А42-4871/2011, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18 июня 2012 г. по делу № А17-8372/2011, постановление ФАС Центрального округа от 2 июля 2012 г. по делу № А54-62/2012, постановление ФАС Поволжского округа от 19 сентября 2012 г. по делу № А12-8323/2012, а также определение ВАС РФ о передаче дела в Президиум ВАС РФ от 16 февраля 2007 г. № 1557/07 по делу № А41-К1-17351/06, определение ВАС РФ от 5 марта 2012 г. № ВАС-1950/12 по делу № А40-26424/11-83-201 // Справочная правовая система «Консультант Плюс». URL: http://www.consultant.ru/

[2] Андреев В.К., Лаптев В.А. Корпоративное право современной России: монография М., 2015. С. 174.

[3] См.: Постановление президиума высшего арбитражного суда российской федерации № 11717/02 от 31.05.2005.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 12:57