Раскрытие доказательств в гражданском и административном судопроизводстве

Лысенко Д.А.
магистрант РГУП

Институт доказывания в суде по праву считается не только процессуальным институтом, но и институтом межотраслевым. Всем без исключения отраслям процессуального права присущ институт доказывания. В общей части каждого из процессуальных кодексов можно встретить главу, включающую в себя как основные принципы, так и особенности доказательств и самого процесса доказывания. Говоря же о процессуальных нормах, заключающихся в данных процессуальных кодексах, следует отметить их схожесть друг с другом, даже, в большинстве случаях, идентичность. Без института доказывания любая из возможных отраслей процессуального права обойтись не может и не сможет. Справедливым является утверждение М.А. Фокиной, что «ни одно гражданское дело не может быть разрешено без доказывания» [1]. Такое дело, даже, не может быть рассмотрено в суде изначально. Все это указывает на межотраслевой характер института доказывания.

Хотелось бы отметить идентичность структуры глав различных отраслей процессуального права, а именно глав, посвещенных процессу доказывания, понятиям «доказательство», «доказывание», «раскрытие доказательств», относимости доказательств и их допустимости, порядку собирания и истребования, видам и особенностям доказательств. Представляется, что исходя из задач подготовки дела к судебному рахбирательсву основная деятельность по доказыванию должна произсходить именно на стадии подготовки гражданского или административного дела к судебному разбирательству.

Подготовка гражданского дела к судебному разбирательству как стадия гражданского судопроизводства призвана обеспечить правильность и своевременность последующего судебного разбирательства. Обеспечение правильного и своевременного рассмотрения дела как цель подготовки дела к судебному разбирательству указывалась и указывается и Верховным Судом РФ [2].

При рассмотрении значимости стадии подготовки дела к судебному разбирательству необходимо обратиться и к рекомендации Комитета министров Совета Европы от 28 февраля 1984 г. № R(84)5 относительно принципов гражданского судопроизводства, направленных на совершенствование судебной системы [3].

Принцип 1 включает следующие рекомендации.

1. Судопроизводство обычно должно состоять не более чем из двух судебных заседаний: первое заседание может быть предварительным слушанием подготовительного характера, а в ходе второго заседания могут представляться доказательства, заслушиваться доводы сторон и, если возможно, приниматься решение. Суд должен принимать меры для того, чтобы все действия, необходимые для проведения второго заседания, принимались своевременно, и чтобы, в принципе, не допускались задержки.

2. В отношении любой стороны должны применяться санкции, если она, получив судебное уведомление, не предпримет процессуальных действий в сроки, установленные законом или судом. В зависимости от обстоятельств к таким санкциям могут относиться лишение права на процессуальные действия, решение о возмещении ущерба и покрытии издержек, наложение штрафа и оставление заявления без рассмотрения.

Как верно отмечено в литературе, в настоящее время, у российского суда недостаточно правовых средств обеспечения эффективного «второго заседания». В настоящее время российский суд не обладает достаточными полномочиями для обеспечения выполнения сторонами и другими участниками процесса процессуальных действий, необходимых для правильного и своевременного рассмотрения дела [4]. Данное утверждение справедливо и для раскрытия доказательств.

Под доказательствами по делу принято понимать «полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела» [5].

Раскрытие доказательств включает в себя помимо представления доказательств, в т.ч. документов, содержащих доказательства, но еще и обмен ими между сторонами состязательного процесса, а также их обозначение, которое, в свою очередь, сопровождается ходатайством об истребовании судом доказательств, необходимых для правового урегулирования спора. Ю.В. Архипова относит процедуру раскрытия доказательств к «процедуре, присущей исключительно состязательной модели судоброизводства» [6]. Обмен состязательными документами и принудительное раскрытие доказательств обеспечивается до судебного разбирательства по делу и направлено на концентрацию процессуального материала.

М.А. Фокина выделяет принцип состязательности как одну из основных специфичных черт раскрытия доказательств, а также называет раскрытие доказательств «важным институтом надлежащего осуществления права на судебную защиту» [7].

И, действительно, раскрытие доказательств является исключительно обязанностью и, как справледливо отмечает Н.Г. Елисеев, предусматривается практически во всех государствах [8].

Однако, в настоящее время возможности суда по руководству процессом (и по обеспечению достижения задач стадии подготовки дела к судебному разбирательству), достаточно ограничены, поскольку действующее процессуальное законодательство предусматривает право сторон в любой момент представить новые доказательства. При этом указанные права участвующих в деле лиц не сопровождаются какими-либо процессуальными обязанностями, что, во-первых, не стимулирует этих лиц к быстрому и оптимальному совершению процессуальных действий, а во-вторых создает почву для злоупотребления – использования процессуальных прав в целях, не соответствующих целям судопроизводства.

Представляется верным предусмотреть возможность реализации судом полномочий по вынесению на обсуждение каких-либо новых обстоятельств, истребованию новых доказательств только на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Наличие в законе возможности появления в деле новых доказательств после назначения дела к судебному разбирательству, даже при условии регламентации данных случаев как исключительных, необходимых для правильного рассмотрения и разрешения дела фактически исключает действие норм, направленных на формирование доказательственной базы до начала судебного разбирательства.

В качестве примера можно вспомнить норма Арбитражного процессуального кодекса РФ и особенности их действия. К сожалению, эффективность ч.3 и ч.4 ст. 65 АПК РФ была фактически устранена разъяснением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данных им в Информационном письме от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ». Согласно п. 35 данного Информационного письма доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Причины, по которым ранее не были раскрыты доказательства, могут быть учтены арбитражным судом при распределении судебных расходов. Впоследствии эта позиция была подтверждена в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 г. № 65 «О подготовке дел к судебному разбирательству».

Представляется, что отнесение судебных расходов на лицо, нарушившее требование о раскрытии доказательств, вряд ли может быть достаточной мерой, стимулирующей стороны своевременно раскрывать доказательства. Следует также учитывать, что мера ответственности будет применена только после того, как неблагоприятные последствия уже наступили – стороны несвоевременно представили доказательства, что привело как минимум к увеличению срока рассмотрения дела.

Благодаря такой отличительной особенности доказывания по административным делам, как активность суда, стороны в административном судопроизводстве во-первых, наделяются широким спектром процессуальных прав и обязанностей, а во-вторых, являются равными в таких правах и обязанностях, а благодаря законодательному подходу к активности суда развитие состязательности сторон остается неизменным.

Еще одной особенностью в доказывании по административным делам является специфика в распределении обязанности доказывания между субъектами административных правоотношений. Несмотря на то что, и в административном, и в гражданском, и в арбитражном процессах действует такое общее правило в отношении лиц, участвующих в деле, как обязанность доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, имеется существенное исключение. Таким исключением является обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, решений, а также действий (или бездействия) государственных органов и организаций, должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, которая возлагается на соответствующие государственные органы и организации, должностное лицо. Государственные органы, должностные лица, организации, обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. С целью защиты слабой стороны в административном судопроизводстве и введен указанный подход к распределению доказывания.

Данные особенности, обеспечивающие активность суда в доказывании по административным делам, делают проблему недостаточной реализации института раскрытия доказательств менее осторой, но не снимают её.

В связи с этим представляется верным конкретизировать обязанности лиц, участвующих в деле, по раскрытию доказательств (обозначению и представлению в суд) в гражданском и административном судопроизводстве и ограничить реализацию этих прав стадией подготовки дела к судебному разбирательству.



[1] Фокина М.А. Механизм доказывания по гражданским делам. М.: РАП,2011. С. 4.

[2] ГПК 1923 г. в ст. 80 устанавливал возможность немедленного назначения дела к слушанию в судебном заседании в случае признания судьёй предварительной подготовки дела излишней, данная стадия рассматривалась как необязательная. ГПК 1964 г. в ст. 141 уже придаёт стадии подготовки дел к судебному разбирательству обязательность без каких-либо оговорок («…судья производит подготовку дела к судебному разбирательству…), что подтверждается актами толкования Верховного Суда. Цель подготовки дела к судебному разбирательству подтверждена в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР № 48 от 19 марта 1969 г. «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», пункте 1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.04.1988 № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», пункте 1 Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», пункте 1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству».

[3] Рекомендация № R (84) 5 Комитета министров Совета Европы «О Принципах гражданского судопроизводства, направленных на усовершенствование судебной системы» // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 1-4.

[4] Алексеева Н.В. Реализация распорядительных прав сторон в проекте Единого гражданского процессуального кодекса // Вопросы экономики и права. 2016. № 5. С.11-12.

[5] Нижанковская Н.А. Предмет доказывания. Лекция по дисциплине «Доказательства и доказывание в гражданском и арбитражном процессе» // Тихоокеанский государственный университет. 2013. С.9.

[6] Архипова Ю.В. Раскрытие доказательств в арбитражном процессе: исковое производство // Российская академия правосудия. 2011. С. 10.

[7] Фокина М.А. Совершенствование правового регулирования доказывания по гражданским делам: вопросы унификации // Современное право. 2015. № 9. С. 4.

[8] Елисеев Н.Г. Раскрытие доказательств // Закон. 2014. № 10. С. 4.

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 12:56