Об особенностях оценки заключения эксперта в арбитражном процессе

Сиротенко М.В.
студентка 4 курса ФНО РГУП

Сфера предпринимательской и иной экономической деятельности сама по себе является очень сложным феноменом ввиду постоянного совершенствования технологий, техники, цифровизации различных областей деятельности и усложнения экономических отношений. Это приводит не только к увеличению ассортимента товара на рынке, но также к росту спектра и характера предоставляемых работ и оказываемых услуг.

В связи с этим при разрешении судебных споров между субъектами предпринимательской и иной экономической деятельности, суду для правильного установления обстоятельств по делу требуется помощь сведущих лиц – экспертов. Expertus (лат.) - знающий по опыту, лично изведавший, опытный [1].

Проведение экспертизы - весьма сложная, ответственная и трудоемкая деятельность, предполагающая соблюдение определенных правил, процедур и условий. Поэтому эффективность экспертизы может быть достигнута лишь при наличии критериев и принципов, которые позволят регламентировать этот вид деятельности, обеспечить ее нормативно-правовую базу, придать ей необходимый юридический статус [2].

Привлечение экспертов и последующее проведение ими соответствующих экспертиз является обеспечением реализации в арбитражном процессе таких функциональных (судопроизводственных) принципов как принцип равноправия сторон и принцип состязательности, регламентированных статьями 8 и 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ). В свою очередь реализация вышеупомянутых принципов является одной из основных процессуальных гарантий надлежащего осуществления судебной защиты прав и интересов субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности.

АПК РФ не содержит определения понятий «судебная экспертиза» и «заключение эксперта». Однако определения этих понятий закреплены в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Согласно статье 9 названного Закона, под судебной экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Заключение эксперта представляет собой письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом. Ввиду межотраслевого характера указанного закона, рассмотренные определения универсальны для уголовного, административного и гражданского судопроизводства, таким образом, они применимы и в арбитражном процессе.

Доктринальные подходы к определению рассматриваемого понятия сводятся к определению экспертизы как вида деятельности специального субъекта, обладающего специальными знаниями – эксперта, направленной на получение доказательственной информации в целях своевременного и правильного рассмотрения и разрешения конкретного гражданского или административного дела по существу. Так, Е.Р. Россинская и Е.И. Галяшина отмечают, что данное понятие используется в науке и практике для обозначения исследований, требующих использования профессиональных знаний [3]. В свою очередь, К.И. Бринев под экспертизой понимает вид деятельности, который направлен на получение доказательственной информации [4].

Таким образом, под экспертизой следует понимать основанное на применении специальных познаний исследование, осуществляемое сведущими лицами (экспертами), выполненное по поручению заинтересованных лиц, с целью установления обстоятельств, существенных для принятия правильных и обоснованных решений и дачи заключения по результатам такого исследования.

На основе анализа действующего законодательства можно сделать вывод о том, что судебная экспертиза является межотраслевым институтом права и представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих особый вид общественных отношений - деятельность по назначению, организации и производству экспертизы (экспертную деятельность).

Анализ научной литературы [5] и действующего законодательства позволяет выделить следующие признаки, раскрывающие правовую природу экспертизы как института процессуального права.

Прежде всего, экспертиза как институт процессуального права существует только в сфере правового регулирования при решении правовых конфликтов. Во-вторых, целью правовой экспертизы является выяснение (установление) юридически значимых фактов и обстоятельств. В-третьих, правовая экспертиза имеет процессуально-правовую природу. Четвертый признак позволяет охарактеризовать экспертное заключение в качестве основания (одного из оснований) принятия решения при рассмотрении конкретного юридического спора.

Российское процессуальное законодательство относит экспертное заключение к средствам доказывания в институте доказательств (ст. 64, 82-87 АПК РФ, ст. 55, 79-87 ГПК РФ, ст. 59, 77-83 КАС РФ). По общему правилу все доказательства по делу должны быть оценены судом согласно внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст. 71 АПК РФ). При этом суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (ч. 2 ст. 71 АПК РФ). Однако здесь возникает вопрос, как именно судья, реализуя принцип непосредственности судебного разбирательства (ст. 10 АПК РФ), будет оценивать экспертное заключение, в первую очередь в отношении достоверности выводов, содержащихся в заключении, не обладая при этом специальными знаниями, учитывая, что достоверность является одним из качеств доказательства, отсутствие которого влечет его исключение из доказательственной базы по делу.

Раскрывая вопрос об оценке судом экспертизы необходимо, прежде всего, подчеркнуть, что основополагающими принципами экспертной деятельности являются: принцип законности; принцип соблюдения прав и свобод человека, гражданина и юридического лица; принцип компетентности; принцип независимости; принцип научности; принцип объективности и принцип ответственности [6]. Арбитражный суд при вынесении решения, оценивая совокупность всех доказательств по делу, должен, в первую очередь, учитывать соблюдение всех названных принципов.

Как правило, если по делу была назначена судебная экспертиза, арбитражные суды в своих решениях (постановлениях), отражают только список вопросов, поставленных пред экспертом, а также ответы эксперта на поставленные вопросы. В решениях такого формата, зачастую, сложно проследить процесс оценки судом заключения эксперта, ввиду чего не всегда может быть ясна и очевидна мотивировка, на основании которой суд признал экспертное заключение надлежащим или ненадлежащим доказательством по делу. Вместе с тем, в судебной практике встречаются такие решения (постановления), в которых судом подробно отражен процесс оценки заключения эксперта. В них четко прослеживается мотивировка суда: по каким основаниям заключение эксперта было принято судом в качестве доказательства (либо в приобщении такового к делу было отказано).

В качестве примера приведем решение Арбитражного суда города Москвы от 24 декабря 2018 г. [7] Истец обратился в суд с требованием к ответчику об урегулировании разногласий относительно стоимости нежилого помещения, которые возникли при заключении между сторонами договора купли-продажи недвижимости. В судебном заседании истец представил Отчет об оценке от 22 ноября 2017 г., согласно результатам которого рыночная стоимость объекта составляла 17 467 000 руб. Ответчик также предоставил результаты Отчета об оценке рыночной стоимости от 29 сентября 2017 г., а также экспертное заключение, где стоимость объекта составляла 23 258 000 руб. Судом была назначена судебно-оценочная экспертиза, в результате которой была установлена рыночная стоимость объекта в размере 11 077 000 руб. Однако, оценивая экспертное заключение, принимая во внимание возражения сторон, и иные доказательства по делу, суд счёл, что вывод, сделанный экспертом, нарушает требования объективности, всесторонности и полноты исследования. В решении отражено, что суд оценил заключение эксперта в совокупности с оценкой содержания и итоговых показателей в обоих отчетах, представленных сторонами. В итоге судом было выявлено, что эксперт при проведении судебно-оценочной экспертизы, неверно определил целевое назначение спорного имущества (производственно-складские помещения) и, впоследствии, неверно определил объекты-аналоги, отказавшись, при этом, от корректировки местоположения, что играло важную роль для достоверности вывода. В свою очередь, согласно данным отчетов, представленных истцом и ответчиком, обе организации, проводившие оценку, в качестве объектов-аналогов выбрали помещения свободного назначения. Таким образом, суд признал, что объекты-аналоги, выбранные экспертом, нельзя признать сопоставимыми с объектом исследования по местоположению. Таким образом, данное заключение эксперта было признано судом ненадлежащим доказательством, поскольку оно не удовлетворяло требований объективности, всесторонности и полноты исследования.

По ходатайству ответчика судом была назначена повторная экспертиза. Впоследствии в своем решении арбитражный суд отметил, что в заключении эксперта, данном по результатам повторной экспертизы, исследование проведено объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме, а само заключение эксперта основывается на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. Помимо этого, суд указал на то, что экспертом были соблюдены нормы процессуального и материального права, применялись выработанные процессуальной наукой и общей теорией судебной экспертизы, апробированные судебно-экспертной практикой рекомендации по производству судебных экспертиз. Таким образом, у суда, при оценке экспертного заключения, отсутствовали сомнения в обоснованности заключения и противоречивости в выводах, данных экспертом. В итоге суд признал заключение повторной экспертизы надлежащим доказательством по делу.

При необходимости эксперт может быть вызван в судебное заседание по инициативе суда либо по ходатайству лиц, участвующих в деле для дачи необходимых пояснений (статья 86 АПК РФ). После оглашения заключения, суд и стороны могут задавать вопросы эксперту, в том числе по содержанию исследовательской части заключения (например, по терминологии, методикам проведения экспертизы и т.д.). Пояснения эксперта влияют на формирование внутреннего убеждения судьи относительно наличия необходимых доказательственных свойств у заключения.

Необходимо отметить, что факт предупреждения эксперта об уголовной ответственности играет важную роль при оценке заключения судом. Суд, не обладая специальными знаниями, при оценке заключения эксперта, учитывает, что эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ), таким образом, снижается (но не исключается) риск того, что содержание заключения и выводы, содержащиеся в нем, носят недостоверный характер. При этом в случае, когда эксперт не предупрежден об уголовной ответственности, данное им заключение по результатам проведенной экспертизы признается недопустимым доказательством, то есть не соответствующим формальными требованиям закона и исключается из доказательственной базы по делу (п. 5 ст. 55 АПК РФ).

Так, арбитражный суд апелляционной инстанции по делу, о котором шла речь ранее, в своем постановлении, указывает на отсутствие оснований не доверять заключению эксперта, предупрежденного судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного экспертного заключения, поскольку ответчик не заявлял отвод эксперту, не заявлял о фальсификации доказательств, также не были представлены надлежащие доказательства, которые могли бы подтвердить недостоверность выводов эксперта [8]. Ввиду этого, у суда апелляционной инстанции, также, как и у суда первой инстанции, при оценке экспертного заключения, данного по результатам проведения повторной экспертизы, не возникло сомнений в обоснованности её результатов.

В другом постановлении [9] арбитражный суд апелляционной инстанции, при оценке заключения эксперта, отклонил доводы истца, касающиеся несогласия последнего с экспертным заключением ввиду того, что истец не представил доказательств, опровергающих выводы экспертов. При этом суд в постановлении также отметил, что экспертами был дан четкий и ясный ответ на поставленные судом вопросы; не усматриваются какие-либо неясности; исследование проведено объективно, на строго научной и практической основе; заключение основывается на положениях, посредством которых можно проверить достоверность сделанных выводов; заключение соответствует процессуальным нормам. Кроме того, суд отметил, что эксперт имеет значительный стаж экспертной работы.

Таким образом, судебная практика идет по пути признания экспертного заключения в качестве допустимого доказательства по делу, в случаях, если сторона по делу не представила суду убедительных доводов и доказательств, опровергающих выводы экспертов, при условии предупреждения эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В этом наиболее ярко проявляются принципы диспозитивности и состязательности арбитражного процесса. При этом, арбитражный суд осуществляет оценку заключения эксперта в соответствии с законом, наравне с иными доказательствами по делу в их совокупности и с учетом всех основополагающих принципов арбитражного процесса.

 



[1] Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 1976. С. 398.

[2] Разуваев А.А. Экспертиза как средство повышения эффективности процесса правореализации: вопросы теории и практики: Автореф. дисс. канд.юрид.наук. Саратов,2006. С. 5.

[3] Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза.М., 2010. С.3

[4] Бринев К.И., Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза : монография; под редакцией Н.Д. Голева. Барнаул , 2009. С. 39

[5] Разуваев А.А. Экспертиза как средство повышения эффективности процесса правореализации: вопросы теории и практики. С.5-8; Россинская Е. Р., Галяшина Е. И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М., 2010.С. 3-8; Бринев К. И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза : монография/ Под ред Н.Д. Голева. Барнаул , 2009. С. 39-40.

[6] Иванов Д.А. Судебно-медицинская экспертиза как условие реализации права на справедливое судебное разбирательство гражданского дела: Автореф. дис…канд.юрид.наук. Тверь, 2012. С. 10-12; Разуваев А.А. Экспертиза как средство повышения эффективности процесса правореализации: вопросы теории и практики. С. 9.

[7] См.: например, Решение Арбитражного суда города Москвы от 24.12.2018 по делу № А40-243450/17

[8] См.: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2019 по апелляционной жалобе № 09АП-1866/2018 по делу № А40-243450/17

[9] См.: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2019 по апелляционной жалобе № 09АП-53596/2018 по делу № А40-67044/18

Последнее изменениеСуббота, 26 октября 2019 12:52