Фиктивные юридические лица в гражданском обороте

Акентьева С.В.
студентка 2 курса РГУП

Капиталистическая экономическая система обладает одним ярко выраженным минусом: предприниматели готовы идти абсолютно на всё для того, чтобы получить вожделенную прибыль (в пользу этого говорят положения 2 ст. ГК РФ, где мы сталкиваемся со следующей формулировкой: «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг»). Рынок запускает механизм, в соответствии с которым «цель — как говорил известный итальянский мыслитель — всегда оправдывает средства [1]», и становится абсолютно неважно, насколько эти средства правомерны. Экономика всё больше склоняется к теневому сектору [2], где ключевые роли играют т. н. фиктивные юридические лица (по предварительным оценкам Росфинмониторинга объем теневой экономики России в прошлом году превысил 20 трлн руб. и составил порядка 20 % ВВП страны). В обиходе их также принято именовать «фирмы-однодневки», «помойки», «невидимки», «синяки», «лжепредприятия», «прокладки» [3](однако в дальнейшем будем использовать термин «фиктивные юридические лица [4]»).

Несмотря на то, что фиктивные юридические лица создают немало проблем для добросовестных участников гражданского оборота, законодатель не даёт легального определения этим организациям и не систематизирует нормы, затрагивающие ответственность за их создание и дальнейшее функционирование. Это приводит к тому, что «в поисках критериев фиктивности суды вынуждены выходить за рамки догмы права и искать опору в универсальных принципах и правде жизни, отдавая предпочтение содержанию экономических отношений перед юридической формой [5]». Отдельные положения можно обнаружить лишь в документах, которые не являются нормативными. Федеральная налоговая служба в письме 11.02.2010 № 3‑7‑07/84 выразила следующую позицию: к подобным предприятиям относят «юридические лица, не обладающие фактической самостоятельностью, созданные без цели ведения предпринимательской деятельности, не представляющие налоговую отчетность, зарегистрированные по адресу массовой регистрации, исполнительные органы которых состоят из дисквалифицированных лиц» (под дисквалифицированными лицами подразумеваются массовые руководители) [6]. Также в данном контексте целесообразным будет привести мнение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ: «Под фиктивным юридическим лицом следует понимать организацию, заведомо неспособную исполнить обязательство (а) [7]». Попробуем оценить приведённые формулировки.

ФНС использовала два способа для характеристики фиктивных юридических лиц: с одной стороны, имеет место отражение целевого фактора их деятельности (условно, Налоговая служба исключает ведение предпринимательской деятельности, как таковой, из списка возможных для подобных компаний), а с другой — приводится перечень их основных признаков, среди которых, например, адрес «массовой регистрации», непредставление налоговых деклараций. Однако упомянутые выше признаки нельзя воспринимать как абсолют. Скажем, адрес массовой регистрации не во всех случаях свидетельствует об использовании организацией нечестных способов ведения своих дел [8]. Относительно позиции ВАС РФ нужно отметить, что фиктивные юридические лица трактуются в Пленуме чрезвычайно узко, из‑за этого дефиниция получается достаточно поверхностной [9].

И. Н. Соловьёв считал, что фиктивное юридическое лицо — это созданная в соответствии с законодательством РФ о государственной регистрации юридических лиц организация, используемая в качестве средства для совершения правонарушений и (или) сокрытия следов от таковых [10]. В свою очередь, О. Ф. Попутаровский придерживался позиции, в соответствии с которой фирма — «однодневка» — это юридическое лицо, которое создается без цели ведения реальной экономической, производственной, хозяйственной деятельности, а только с целью создания видимости такой деятельности [11]. А. В. Гришин пришёл к несколько иному выводу: под фирмами — «однодневками» учёный предлагает понимать организации, которые участвуют в схемах уклонения от уплаты налогов. Ключевой особенностью такой компании является цель ее использования, а именно: уход от налоговых выплат и обналичивание денежных средств [12]. Итак, попытаемся составить небольшое резюме: фиктивные юридические лица — организации, созданные в соответствии с законодательством РФ о государственной регистрации юридических лиц, которые не преследуют в качестве основной своей цели ведение предпринимательской деятельности, уклоняющиеся от уплаты налогов. Зачастую, подобные юридические лица попадают в ЕГЮЛ под адресом «массовой регистрации», с исполнительным органом, состоящим из «массовых руководителей».

Сегодня фиктивные юридические лица стали очень удобной ширмой, за которой люди умело маскируют свои преступления. Они внедрились в достаточно широкий спектр гражданско-правовых отношений, среди них, к примеру, государственные и муниципальные закупки [13], хищение средств из бюджета [14], выведение крупных денежных сумм в офшоры [15], финансирование экстремистской и террористической деятельности. Но чаще всего их используют для уклонения от уплаты налогов, социальное значение которых нельзя переоценить, как подчеркивал И. И. Шувалов [16]. Иначе говоря, в силу деятельности обозначенных в теме статьи организаций граждане недополучают со стороны государства определённый перечень благ, так как финансы в казну просто не поступают. Одной из причин, по мнению автора, является величина налоговых ставок для предпринимателей. Осуществляя крупные сделки с многомиллионной прибылью, предприниматели предпочитают увести денежные средства в «тень» (например, создав пресловутую «фирму-прокладку»), так как в ином случае их деятельность рискует стать убыточной. Для выравнивания ситуации известный американский учёный А. Лаффер предлагает ввести максимально низкие ставки для юридических лиц, что в долгосрочной перспективе представляется весьма полезным для российской экономики [17]. Однако к искоренению такого явления, как «фиктивные юридические лица», нужно подходить комплексно. Невозможно будет обойтись лишь налоговым регулированием.

За деятельность фиктивных организаций предусмотрена уголовная, административная и гражданско-правовая ответственность. К примеру, ст. 173.1 УК РФ за «образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц, а также представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекшее внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок». Ст. 171 УК РФ провозглашает, что незаконное предпринимательство, «если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, за исключением случаев, предусмотренных статьей 171.3 настоящего Кодекса, — наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев». Также ответственность может наступать ввиду отмывание доходов (ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов… и финансированию терроризма [18] »). Однако санкции упомянутых норм достаточно снисходительны. Такие суммы в качестве штрафа, как представляется, вряд ли остановят недобросовестного предпринимателя, если он за нелегальные сделки систематически получает куда больший доход.

Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства для предупреждения возникновения фиктивных предприятий предлагал увеличить минимальный уставный капитал для юридических лиц (размер уставного капитала для ООО должен был остановиться на отметке в 1 млн руб., а для АО — 2 млн руб. [19] ). Но при таком подходе создаётся существенный барьер для выхода на рынок малого бизнеса, даже невзирая на то, что для такого рода предпринимательства есть другие формы (ИП, товарищества и т. д.), что подчёркивается в Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. Это, как считает автор, не сможет поспособствовать решению проблемы.

Предполагается, что некоторую пользу может оказать обеспечение более тщательного контроля на первичном этапе государственной регистрации. Проанализируем часть 4.2 ст. 9 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». «Проверка достоверности сведений, включаемых (ённых) в ЕГРЮЛ, проводится в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности [20] », т. е. проверять достоверность сведений налоговым инспекторам совсем необязательно. Данное правовое упущение создаёт потенциальные риски появления фирм-однодневок, что само по себе является недопустимым. В некоторых европейских государствах более аккуратное отношение к процедуре регистрации организаций. К примеру, в Нидерландах личность учредителя в обязательном порядке проверяется в органах Министерства юстиции, в ФРГ установлена уголовная ответственность за представление недостоверных сведений о юридическом лице и его учредителях во время регистрации [21] (в РФ можно ожидать лишь административной ответственности, см. ч. 4. ст. 14.25 КоАП). В данном контексте опыт зарубежных государств может быть весьма действенен на отечественной «правовой почве».

Фиктивные юридические лица достаточно прочно вошли в экономический оборот. Нельзя назвать сложившуюся тенденцию желательной для нашей страны, именно поэтому автором предлагается предпринять следующие меры: 1) законодательно закрепить определение фиктивного юридического лица (такая норма в качестве примечания может быть внесена в ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей [22] »); 2) пересмотреть налоговую политику по отношению к предпринимателям; 3) ужесточить штрафные санкции за создание и преступную деятельность фиктивных юридических лиц; 4) обеспечить обязательный контроль за достоверностью сведений, вносимых в ЕГРЮЛ, на начальном этапе государственной регистрации.



[1]  Макиавелли Н. Государь. М., 2017. C. 54.

[2]  Финансовая разведка оценила в ₽20 трлн объем теневой экономики в России. URL: https://www.rbc.ru/economics/22/02/2019/5c6c16d99a79477be70257ee (дата обращения: 25.01.2020).

[3]  Уткина А. В. Фирмы — «однодневки» как угроза экономической безопасности России // Евразийский Союз Учёных. 2015. № 4 (13). С. 66.

[4]  Представляется, что данный термин выступает более нейтральным и точным по отношению ко всем перечисленным.

[5]  Цепов Г. В. Бьют не по паспорту, или Понятия фиктивной организации, подставного лица и фактического руководителя в российской судебной практике // Закон. 2017. № 6. C. 87.

[6]  Письмо ФНС РФ от 11.02.2010 № 3‑7‑07/84 «О рассмотрении обращения».

[7]  Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

[8]  См.: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.02.2017 №Ф02-95/2017 по делу №А19-9320/2016.

[9]  В данном случае фиктивные юридические лица больше похожи на фирмы, находящиеся на грани банкротства.

[10]  Соловьев И. Н. Государственные финансы. М., 2016. C. 63.

[11]  Цит. по: Уткина А. В. Фирмы-однодневки… С. 66.

[12]  Гришин А. В. Роль фирм — «однодневок» в экономике и налоговой системе России и способы борьбы с ними // Международная научно-практическая конференция «Проблемы противодействия уклонению от уплаты налогов на современном этапе развития российской налоговой системы». М., 2012. С. 53.

[13]  См.: Приговор Московского гарнизонного военного суда от 17 марта 2010 г. // по делу №29/00/0023–04 // Архив Московского гарнизонного военного суда за 2010 г.

[14]  Цит. по: Соловьев И. Н. Государственные финансы. C. 56–65.

[15]  Вклады пошли по рукам. URL: https://rg.ru/2019/10/22/sloveniia-vydala-rossii-beglogo-bankira-kotorogo-dolgo-iskali. html (дата обращения: 16.11.2019).

[16]  ЦБ РФ: Фирмы-однодневки незаконно вывели из России 760 млрд. руб. URL: https://www.rbc.ru/economics/19/06/2013/57040abb9a7947fcbd44a45c/ (дата обращения: 16.11.2019).

[17]  Интервью Артура Лаффера. URL: https://www.spot.uz/ru/2019/06/27/laffer/ (дата обращения: 16.11.2019).

[18]  Федеральный закон от 07.08.2001 №115‑ФЗ (ред. от 02.08.2019) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

[19]  Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. 2009. №11.

[20]  Федеральный закон от 08.08.2001 № 129‑ФЗ (ред. от 12.11.2019) «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

[21]  Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // СПС КонсультантПлюс.

[22]  Федеральный закон от 08.08.2001 №129‑ФЗ (ред. от 12.11.2019) «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // Российская газета. 2001. 10 августа.