Вопросы определения размера компенсации морального вреда

Копытина В.П.,
Кондратьева М.А.
студентки 2 курса РГУП

Правовой институт компенсации морального вреда выделяется как один из способов защиты нематериальных благ. Определение размера компенсации морального вреда является одним из наиболее актуальных, важных и наряду с этим наименее урегулированных вопросов гражданского права, который до настоящего времени остается нерешенным. Полагается, что это связано со сложностью обличения физических и нравственных страданий в стоимостную форму. Законодатель закрепил право на компенсацию морального вреда, но не установил единого метода оценки физических и нравственных страданий, а также минимальные и максимальные границы размеров компенсации. Определение конкретной суммы возложено на суд [1]. Нормы и принципы определения размеров носят расплывчатый характер и фактически могут свободно трактоваться. Отсюда возникает задача: уравновесить закон, теорию и практику, сделать так, чтобы они имели единую направленность и не противоречили друг другу.

Критерии, учитываемые судом при определении размеров, закреплены в ст. 151 ГК РФ [2]: 1) степень вины нарушителя; 2) степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред; 3) иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Они дополняются закрепленными в ст. 1101 ГК РФ требованиями: 1) разумности и справедливости; 2) оценки характера физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Имущественное положение причинителя вреда также может выступать критерием.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» устанавливается перечень нравственных переживаний. [3]

Так, подробно законодательно закрепляются критерии, но отсутствуют системы расчетов размера компенсации морального вреда и способы измерения глубины страданий. Требуется унификация системы. Можно предложить и выделить 2 основных способа определения размеров компенсации морального вреда.

1. Установление четких размеров компенсации, тарифов и конкретных рамок. В основу будут положены презумпированные страдания, которые испытывает «средний человек» в ответ на неправомерные действия против него. Дополнительно могут быть введены конкретизирующие обстоятельства, в зависимости от которых может варьироваться размер компенсации морального вреда в определенном деле.

2. Метод компенсации морального вреда, разработанный А. М. Эрделевским [4]. Здесь определяется зависимость размера денежной компенсации от степени опасности правонарушения, соотнесенного с санкциями, предусмотренными УК РФ. Для расчетов вводится понятие «базисный уровень», который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий. По мнению автора метода, действительный размер компенсации морального вреда может быть увеличен относительно презюмируемого, но не более чем в четыре раза. В случае совершения правонарушителем действий, направленных на сглаживание причиненных страданий, он может быть принят существенно меньшим единице.

Данная методика представляется интересной и находит различные отклики среди деятелей науки. Некоторым она представля­ется достаточно обоснованной и отражающей основные критерии. Так, например, разра­батывая концепцию оценки размера компенсации морального вре­да, причиненного военнослужащим по уголовным и гражданским делам, К. В. Фатеев берет за основу именно эту методику.

Другие же авторы напротив видят существенные недостатки. По мнению А. И. Карномазова [5], данный подход вообще не соответствует юридической природе рассматриваемого института, прежде всего, как института частного права. Кроме этого, он выступает за отход от штрафной системы в пользу принятия решения судом.

В. Я. Понаринов же предложил внедрить два само­стоятельных метода оценки морального вреда: «поденный» и «посанкционный»

Посанкционный метод — соотноше­ние размера компенсации морального вреда со степенью меры на­казания преступника, что соответствует методу А. М. Эрделевского. Поденный метод — принятие судом во внимание количества дней в году и учет доли ежемесячного заработка (дохода) виновного, приходящегося на один день.

Существует формула расчета, включающая условия, которые необходимо учитывать при определении размера компенсации морального вреда.

Анализ формулы расчета привел к выводам о том, что: с одной стороны, установление высших или нижних пределов компенсации будет препятствовать учету индивидуальных особенностей конкретного случая возмещения вреда. Суду должна быть предоставлена возможность уравновесить имущественную либо неимущественную потерю с помощью выплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей, хотя и не всегда это является возможным; с другой стороны, компенсация морального вреда представляет меру юридической ответственности, для которой характерна точность. А свобода судебного органа в данном вопросе может приводить к правовому неравенству и отсутствию единообразной правоприменительной и судебной практики.

Перед судами стоит сложная задача определения размера компенсации так, чтобы истец получил максимальное возмещение за причиненный вред, притом не допустив неосновательного его обогащения и не поставив ответчика в чрезмерно тяжелое имущественное положение.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда — норма. Например, в США незаконно отстраненные или уволенные работники, чьи права были нарушены, претендуют на компенсацию в пределах $ 40 тыс. [6], а в Великобритании — до 10-25тыс [7].

В России взыскание крупных сумм скорее редкость. Рассмотрим тенденции, связанные с данным вопросом, на примерах судебной практики.

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в несколько раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой [8].

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца — истец требовал 500 тыс. руб. [9];
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью — истец требовал 1 млн руб. [10]

Сумма компенсации при нарушении прав потребителей, как правило, незначительна — от 5 тыс. до 50 тыс. руб. [11]

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не ставится в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы, подлежащей взысканию неустойки [12].

Вместе с тем, рассматривая дела данной категории, суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб [13].

В случае причинения вреда здоровью потерпевшему наличие морального вреда презюмируется, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания — суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации [14]. Разумно предусмотреть наибольшие размеры компенсации морального вреда по данной категории дел.

Таким образом, можно прийти к выводу, что в среднем суды обеспечивают возмещение сумм в 2–5 раз меньше от первоначально заявленных.

В 2017 г. было проведено научно-аналитическое исследование «Компенсация морального вреда при причинении вреда жизни и здоровью: практические итоги после 25 лет существования института в РФ». [15]

В рамках данного исследование рассматривается практика назначения компенсаций морального вреда в РФ за период с 2015 г. по сентябрь 2017 г. по делам о возмещении вреда жизни и здоровью, были собраны данные по 2236 делам из 28 регионов нашей страны, которые позволили им прийти к выводу о том, что в случае, например, смерти гражданина, средняя компенсация морального вреда составляет 111 тысяч рублей. Отмечается, что разрыв между максимумами и минимумами компенсации морального вреда в случае смерти составляет 51 раз, а в случае инвалидности — 25 раз.

Соотнеся данные показатели с прожиточным минимумом, минимальным размером оплаты труда (МРОТ) и с данными научных исследований о стоимости жизни и инвалидности, авторы приходят к выводу о крайне низкой оценке судами размеров компенсаций морального вреда, а также о крупных разрывах в значениях компенсаций.

Проанализировав статистические данные, судебную практику и существующие подходы к определению размеров компенсации морального вреда, можно прийти к выводу о необходимости создания общей нормативной основы для расчетов сумм компенсации. Если нельзя предусмотреть фиксированные «тарифы» для конкретных ситуаций, то стоит установить минимальные и максимальные границы для отдельных категорий дел, составить открытые списки условий, при которых может происходить уменьшение или увеличение размеров компенсации. Также, в последующем, целесообразно будет назначать специальную экспертизу, которая будет учитывать индивидуальные особенности сторон. Создание общей системы приведет к справедливости, законности и поможет снизить число необоснованных решений.



[1]  Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2004 N 276‑О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Веретенниковой Анны Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации»// СПС «Консультант-Плюс».

[2]  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51‑ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2018) // СПС «Консультант-Плюс».

[3]  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

[4]  Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда М., 2007. С. 114.

[5]  Переверзев А. С. Проблемы определения размера компенсации морального вреда [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, апрель 2011 г.). Челябинск: Два комсомольца, 2011. С. 129–132. URL https://moluch.ru/conf/law/archive/37/520/ (дата обращения: 12.02.2019).

[6]  Дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340‑2005‑00070X.

[7]  Дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301. (Дата обращения 8.02.2019).

[8]  Решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2–111/2016. См.: Интернет-портал «Sudact.ru». URL: https://www.sudact.ru (дата обращения: 10.02.2019); Решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2–3572/2016. URL: https://www.sudact.ru. (дата обращения: 10.02.2019).

[9]  Определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33–18556/2016. // Интернет-портал «Sudact.ru». URL: https://www.sudact.ru. (Дата обращения: 10.02.2019).

[10]  Определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33–15691/2016. URL: https://www.sudact.ru. (Дата обращения: 10.02.2019).

[11]  Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2–3373/2016. URL: https://www.sudact.ru.

[13]  Решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2–4122/2015 «О взыскании страхового возмещения (выплат)». URL: https://www.sudact.ru. (дата обращения: 10.02.2019).

[15]  Фаст И. Компенсация морального вреда при причинении вреда жизни и здоровью: практические итоги после 25 лет существования института в РФ. URL: http://www.sila-zakona.ru /images/docs/research/booklet. pdf (дата обращения: 9.02.2019).