Независимая гарантия как способ обеспечения обязательства

Тарасова В.В.,
Волкова А.О.
студентки 2 курса РГУП

Независимая гарантия как способ обеспечения обязательств представляет собой эффективное средство защиты интересов лица, заключающего контракт на предоставление ему определенного вида услуг.

Федеральным законом от 08.03.2015 № 42‑ФЗ в гражданский оборот вместо «банковской гарантии» введена «независимая гарантия». Целью таких изменений является расширение сферы применения в гражданском обороте и усиление независимости гарантии от основного обязательства. Рассмотрим, что представляет из себя само понятие «независимая гарантия».

Так, согласно ст. 368 ГК РФ, независимая гарантия — это письменное обязательство, которое принимает на себя гарант (банк или иная кредитная, коммерческая организация) по просьбе принципала (настоящий или будущий должник по основному обязательству) и которое заключается в обещании заплатить бенефициару (кредитору) сумму по условиям данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Ей посвящен параграф 6 гл. 23 ГК РФ.

Что касается требований, выдвигаемых к форме независимой гарантии, то они закреплены в ст. 368 ГК РФ, где говорится, что такая гарантия устанавливается исключительно в письменном виде. Такое условие необходимо для, во‑первых, удостоверения подлинности документа в случае необходимости, во‑вторых, достоверного определения условий гарантии. Также, изучив п. 2 ст. 434 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что к независимой гарантии, помимо вышеуказанных требований, предъявляются еще и те же требования, что и к любому другому письменному договору. То есть она может быть предоставлена в виде сообщения, переданного различными видами связи (это телеграмма, телефакс, электронные письма и тому подобное). Это означает, что независимая гарантия не обязательно представляет собой документ именно на бумаге.

На практике в отношении независимой гарантии возникает большое количество споров, а именно по возмещению принципалом гаранту выплаченных последних сумм.

Рассмотрим несколько позиций судов по этому вопросу.

Требования гаранта к принципалу должны носить характер регрессивного требования, поскольку принципал — обязанное лицо. Именно от него зависит качество выполнения обязательств по основному договору, по которому была выдана гарантия. А регресс, в свою очередь, является обратным требованием, предъявляемым к обязанному лицу, принципалу, о возмещении выплаченной суммы [1].

Помимо этого, предъявлять требования по возмещению сумм, которые были уплачены бенефициару не в соответствии с условиями независимой гарантии или за нарушение обязательств гаранта перед бенефициаром, гарант не может, кроме таких случаев, когда соглашением между гарантом и принципалом предусмотрено иное либо принципал дал свое согласие на такой платеж [2].

Перед тем как выплатить сумму банковской гарантии, гарант имеет право самостоятельно проверить допущенные принципалом нарушения основного обязательства и наступление у бенефициара права на получение выплаты по ней согласно оговоренным условиям [3].

Интересными, на наш взгляд, представляются споры о сроках действия такой гарантии.

Поступление требования о платеже гаранту за пределами срока действия банковской гарантии не является основанием для отказа гаранта в совершении платежа, если указанное требование было направлено бенефициаром гаранту в пределах срока действия банковской гарантии и иное не указано в самой статье [4].

Банк выдал обществу банковскую гарантию в обеспечение обязанности центра по возврату полученного от общества авансового платежа. Данная гарантия согласно условиям действует по 28.02.2015 г. Требование о платеже было отправлено обществом 20.02.2015 г., однако письмо было получено банком только 13.03.2015 г., в связи с чем банк пришел к заключению о том, что требования по гарантии представлены по истечении срока ее действия, и отказался от совершения платежа. Общество обратилось в суд с иском о взыскании денежных сумм по банковской гарантии и процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано. Суды признали требование по гарантии представленным обществом за пределами срока ее действия.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа и оставила в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям. В рамках настоящего дела спорным явился вопрос о том, в пределах ли срока действия гарантии имело место представление требования о платеже.

В силу ст. 368 ГК РФ условия данного гарантом обязательства определяются в банковской гарантии.

Правовые нормы, регулирующие банковскую гарантию, не препятствуют банку участвовать в установлении условий гарантии и включении в нее положения о совершении платежа по требованию, поступившему до окончания срока действия гарантии.

Однако рассматриваемая гарантия не содержит такого условия, поэтому возражения банка в отношении платежа противоречат закону и содержанию гарантии.

Предпринятая в целях получения платежа сдача обществом в организацию связи письма с необходимыми документами в пределах срока действия гарантии указывает на соблюдение порядка, предусмотренного ст. 194 ГК РФ, и отсутствие недобросовестности в реализации права на получение платежа.

Суд первой инстанции применительно к условию гарантии о подлежащем направлению требовании о платеже правильно признал распространение на общество предписываемого этой нормой порядка, а основанные на нем действия общества — надлежащим представлением требования о платеже, при котором общество не несет рисков в связи с доставкой требования.

В правоотношениях по банковской гарантии в силу ст. 165.1 ГК РФ доставка письма бенефициара (общества) определяет для гаранта (банка) момент совершения платежа и наступления риска ответственности за его просрочку [5].

На наш взгляд, для разрешения данной проблемы необходимо заранее прописывать в гарантии меры ответственности, которые могут быть применены к гаранту в случае его отказа от выплаты денежной суммы, в то время, когда бенефициар выдвинул требование во время срока действия гарантии. Такими мерами могут быть, например, установленная соглашением сумма либо процент от суммы, которую должен выплатить гарант по установленным условиям.

Подводя итог исследованиям независимой гарантии как способа обеспечения исполнения обязательств, можно сделать определенные выводы. На сегодняшний день банковская гарантия перед иными способами обеспечения исполнения обязательств имеет ряд преимуществ: во‑первых, быстрое оформление, а во‑вторых, получение гарантом вознаграждения за выдачу гарантии. В связи с этим она широко применяется участниками гражданского оборота как наиболее удобный и надежный способ обеспечения исполнения обязательств. Но в то же время необходимо отметить, что, несмотря на специфику независимой гарантии, выделяющую её среди иных способов обеспечения обязательств, в доктрине и в арбитражной практике до сих пор ведутся споры о юридической природе независимой гарантии, её особенностях.



[1]  Решение Волгоградского городского суда от 18.01.2017 года по делу № 2–388/2017.

[2]  Решение Железнодорожного районного суда города Новосибирска от 19.12.2016 года по делу № 2–5064/2016- М-3436/2016.

[3]  Постановление 18‑го ААС города Челябинска от 14.12.2015 года №18АП-14036/2015 по делу № А47-1963/2015.

[4]  Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

[5]  Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20.08.2018 N 305‑ЭС18–4962 по делу N А40-215452/2015.