Значение судебного контроля при изменении принудительных мер медицинского характера

Липцев С.Н.
студент 2 курса РГУП

В теории уголовного права под принудительными мерами медицинского характера (далее — ПММХ) понимают меры государственного принуждения, которые назначаются исключительно на основании решения суда тем лицам, которые страдают психическими расстройствами в случае совершения ими преступного деяния. Представляется, что указанные меры носят принудительный характер в связи с тем, что их применение в практической деятельности осуществляется вне зависимости от желания на то лица или его близких людей. Кроме того, указанные меры порождают ограничение некоторых прав и свобод человека и гражданина.

При исполнении ПММХ, назначаемых судом, могут возникать проблемы при их организации учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы. Для решения таких проблем на данном этапе необходимо осуществлять контроль исполнения ПММХ судебными органами.

В целом, под судебным контролем понимается такая процессуальная деятельность суда, в ходе которой проверяются действия органа или какой‑либо акт на соответствие Конституции Российской Федерации, законам Российской Федерации, а также нормам, регулирующим деятельность такого органа.

Сегодня судебный контроль за применением ПММХ, в соответствии со ст. 20 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, осуществляется на стадии исполнения приговора, а также на иных стадиях уголовного судопроизводства в определенных формах.

«1. Суд контролирует исполнение наказаний при решении вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора в соответствии со ст. 397 (за исключением случаев, указанных в п. 1 и 18) и 398 УПК РФ.

2. В соответствии с законодательством Российской Федерации суд рассматривает жалобы осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказания.

3. Учреждения и органы, исполняющие наказания, уведомляют суд, вынесший приговор, о начале и месте отбывания осужденными наказаний в виде принудительных работ, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы и об исполнении наказаний в виде принудительных работ, штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, обязательных работ, исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, смертной казни».

Рассмотрение судом вопросов, связанных с исполнением назначения, продления, изменения или прекращения ПММХ, является одним из значимых и практикуемых форм судебного контроля, который, в свою очередь, как мы считаем, необходим.

В подтверждение вышесказанному хотелось бы привести определение Верховного Суда РФ от 10 декабря 2009 г. № 53‑О09–81.

О. был освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 30 , ч. 4 ст. 33 , п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. О. совершил приготовление к убийству по найму и пособничество в совершении этого преступления в форме подстрекательства в состоянии невменяемости.

К данному лицу применена ПММХ в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлением краевого суда от 3 апреля 2007 г. О. изменена ПММХ в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра на ПММХ в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Данное постановление было обжаловано.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 декабря 2009 года отменила постановление краевого суда, сославшись на нарушение требований уголовно-процессуального закона, указав на то, что суд, рассматривая представление администрации специализированного медицинского учреждения (далее — учреждение) об изменении лицу ПММХ, не убедился в обоснованности заключения комиссии врачей-психиатров, а также в том, что в психическом состоянии лица произошли такие изменения, при которых возникла необходимость его помещения в психиатрический стационар, а также при принятии решения судья не учел те обстоятельства, которые могли повлиять на принятое им решение, в связи с чем направила на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.

В постановлении суда и заключении врачей-психиатров отсутствовали доводы и доказательства об ухудшении психического состояния лица после применения амбулаторного принудительного лечения, а также о необходимости создания условий его лечения, ухода, содержания и наблюдения в психиатрическом стационаре.

Экспертная комиссия обосновала необходимость помещения О. в стационар для принудительного лечения тем, что он отказался от «показанных лечебно-реабилитационных мероприятий, при этом в экспертном заключении не содержалось сведений о назначении О. таких мероприятий, при этом О. было сказано, а также его защитником, что лечения О. в период его нахождения на учете в психонаркологическом диспансере не назначалось, и он не отказывался от каких‑либо лечебно-реабилитационных мероприятий, ведь если бы заведующий психоневрологическим диспансером назначил ему конкретное лечение, то он бы его и проходил.

О. во исполнение решения суда сам пришел на прием к врачу-психиатру по месту своего жительства для постановки на учет и наблюдения у психиатра. После этого он ежемесячно, до обращения администрации медицинского учреждения в суд, посещал врача-психиатра, у которого находился под наблюдением.

Администрация медицинского учреждения не опровергала данные доводы.

О. пытался получить от администрации медицинские документы для консультации с врачами-психиатрами других лечебных учреждений по поводу правильности его диагноза и предполагаемых методик лечения, в соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Заведующий психоневрологическим диспансером М. препятствовал ему в получении таких документов, после чего О. обратился с жалобами в прокуратуру, к уполномоченному по правам человека по г. Железногорску и в суд.

Обращение администрации медицинского учреждения в суд с ходатайством о принудительном его помещении в психиатрический стационар явилось реакцией на жалобы М, т. к. в результате их рассмотрения заведующий психоневрологическим диспансером М., подписавший заключение комиссии экспертов о необходимости изменения ему ПММХ, является заинтересованным лицом, поскольку именно в связи с жалобами О. был привлечен к дисциплинарной ответственности М. за нарушение его прав и начальником медицинского учреждения М. объявлено замечание.

В суде первой инстанции врач-психиатр М. не привел суду аргументированных доводов, свидетельствующих о том, что психическое состояние О. в период его амбулаторного наблюдения препятствовало врачам-психиатрам сообщать О. в доступной для него форме сведения о характере его психического расстройства и о методах его лечения. [1]

Таким образом, анализируя данное решение, следует сказать, что необходимость осуществления судебного контроля при производстве ПММХ, по нашему мнению, определенно доказана. Судебный контроль важен для регулирования исполнения ПММХ администрацией исправительных учреждений, а также для пресечения противоправного поведения осужденных, к которым применяются ПММХ или могли бы применяться.

При исследовании вопроса о наличии оснований для применения, продления, изменения или прекращения применения к лицу ПММХ необходимо проверять обоснованность выводов врачей-психиатров о наличии у лица психического расстройства и его возможных последствиях, после чего, в зависимости от психического состояния лица, принимать решение по данному вопросу с целью осуществления правосудия, что возможно только при таком контроле, который будет проводиться судебным органом.

У нас не вызывает сомнений, что контроль суда обеспечивает законность продления, изменения и прекращения ПММХ лицам, в отношении которых избрана данная мера, из чего следует, что такой контроль очень важен в системе правосудия, а также необходим для социума и требует постоянного внимания к его производству со стороны действующего законодательства.

Такой подход дает возможность сформулировать вывод о том, что лицам, к которым могут применяться или уже применяются ПММХ, на сегодняшний день гарантируется соблюдение их прав при применении ПММХ вне зависимости от того, на какой стадии и в каких формах судебного контроля это происходит.



[1]  Определение Верховного Суда РФ от 10.12.2009 № 53‑О09–81 «Постановление, в соответствии с которым принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра изменена на принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа, отменено».