Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, как уголовно наказуемое деяние

Семенов Д.А.
студент 2 курса магистратуры РГУП

Современная экономическая политика заставляет прогрессировать уголовное законодательство в сфере защиты прав и свобод как граждан, так и организаций. Иными словам, уголовная политика в Российской Федерации связана с социально-экономической безопасностью населения страны. Пенсионная реформа 2019 г. ставит законодателя и правоисполнителя данной реформы в крайне затруднительное положение, которое способствует скорейшему развитию правовых методов защиты трудовых прав, в том числе и уголовно-правовых. В связи с повышением пенсионного возраста в обществе и в научной среде возникли некоторые вопросы, которые напрямую касаются лиц разного возраста. Так, с 1 января 2019 г. в России образовалась особая категория граждан предпенсионного возраста — предпенсионеры. Согласно ст. 5 Закона РФ «О занятости населения в РФ», к ним относят мужчин и женщин в период до пяти лет до наступления у них пенсионного возраста. [1]

Что же необходимо предпринять для обеспечения прав категории лиц предпенсионного возраста? Существует ли в неправомерном отказе в приёме на работу либо увольнении лиц предпенсионного возраста общественная опасность или общественная вредность?

В целях дополнительной реализации новой пенсионной политики государство идёт на кардинальные меры, которые уже ранее встречались в уголовном законе. Можно предположить, что законодатель, прогнозируя проблемы реализации данной реформы, предвидя нарушения прав лиц предпенсионного возраста работодателем, полагает возможным защитить лиц предпенсионного возраста посредством введения уголовной ответственности. Именно для обеспечения прав данной категории граждан ФЗ «О внесении изменения в Уголовный кодекс РФ» № 352‑ФЗ [2] вносятся изменения, предусматривающие уголовную ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста.

В чем же заключается общественная опасть данного деяния? Разумеется, многие из ученых‑правоведов под общественной опасностью понимают способность самого деяния причинить вред охраняемым уголовным законом интересам. Общественная опасность считается материальным признаком преступления, раскрывающим его социальную сущность, проявляющимся в том, что деяние причиняет вред или создает угрозу причинения вреда личности, обществу, государству. [3]

В данном случае законным интересом является способность трудиться, которая предусмотрена Конституцией РФ, выраженная в праве лица на труд (ст. 37 Конституции РФ). Никто не может заставить человека или гражданина РФ трудиться или не трудиться, в том числе никто не может отказать соискателю в возможности трудоустроиться и получать за свою трудовую деятельность заработную плату. Для лиц, ограничивающих это право, предусмотрена уголовная ответственность. Однако же данная ответственность наступает за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица предпенсионного возраста, иные категории граждан защищены трудовым, административным и гражданским законодательством. Стоит отметить, что под уголовно-правовой защитой также находится определенная группа граждан — беременные женщины или женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет. Согласно ст. 145 УК РФ, необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, тоже является уголовно наказуемым деянием. По своей структуре и юридической технике вышеперечисленные нормы одинаковы, но только в той части, где выполняется объективная сторона преступления, при этом непосредственный объект имеет различие — лицо, он же потерпевший, на права которого посягает субъект преступления.

В рамках ст. 144–145 УПК РФ органы предварительного следствия СК РФ должны рассматривать вопрос о наличии в действиях какого‑либо работодателя состава преступления, в отношении которого поступило сообщение о преступлении. Данное сообщение может поступить либо непосредственно от соискателя или уволенного лица, которое достигло предпенсионного возраста, либо от уполномоченного органа Роструда, который в ходе проведенных надзорных мероприятий обнаружил признаки состава преступления. В связи с этим необходимо сделать вывод о том, что первоначальная квалификация дается органами следствия СК России. В этих целях Роструд России подготовил проект Приказа Роструда [4].

Систематизируя данный состав, в первую очередь необходимо определить его содержание. В соответствии со ст. 1441 УК РФ, необоснованный отказ в приеме на работу лица по мотивам достижения им предпенсионного возраста, а равно необоснованное увольнение с работы такого лица по тем же мотивам наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов. Из примечания ст. 144 УК РФ следует, что под предпенсионным возрастом понимается возрастной период продолжительностью до пяти лет, предшествующий назначению лицу страховой пенсии по старости в соответствии с пенсионным законодательством Российской Федерации.

Для правильной квалификации деяния крайне важно правильно определить объект преступления. Общим объектом данного состава преступления являются конституционные права и свободы человека. Родовой объект — преступление против личности. Непосредственный объект — законный интерес человека на реализацию своего права на труд на период предпенсионного возраста. Потерпевшим в данном случае будет являться предпенсионер, к ним относят мужчин и женщин в течение пяти лет до наступления у них пенсионного возраста. Так как данная норма является бланкетной, необходимо в первую очередь определить: является ли данный человек лицом предпенсионного возраста. Согласно ст. 8 ФЗ «О страховых пенсиях», право на страховую пенсию по старости имеют лица, достигшие возраста 65 и 60 лет. Поэтому на общих основаниях мужчины будут являться потерпевшими при достижении ими возраста 60 лет, а женщины — 55 лет. Пристальное внимание необходимо обратить на исключение к данной статье, женщины 1964 г. рождения имеют право на страховую пенсию в 56 лет, поэтому предпенсионным возрастом будет являться 51 год. По этой причине следует обратиться к письму Минтруда России № 21–2/10/П-9349 «Рекомендации об определении критерия с целью отнесения граждан к лицам предпенсионного возраста». Есть ряд и иных исключений.

Объективная сторона преступления — отказ в заключении трудовых отношений путем подписания трудового договора или иным установленным трудовым законодательством способом либо необоснованное прекращение трудовых отношений с лицом, достигшим предпенсионного возраста. В данном случае отказ в заключении трудового договора или иного документа, подтверждающего трудовые отношения или прекращение трудового договора с потерпевшим, необоснованным будет являться лишь только тогда, когда они будут мотивами работодателя, которые связаны с фактическим наступлением у соискателя или уже работника предпенсионного возраста.

Квалифицируя данное деяние, необходимо отметить следующее. Как следует из ст. 145 УК РФ, которая по своей юридической природе схожа с данной статьей, можно прийти к соответствующему заключению. Субъектом преступления будет являться физическое лицо, являющееся работодателем, а также лицо, которое в силу своих полномочий имеет право от имени юридического лица расторгать или заключать трудовые договоры или государственные контракты [5].

Субъективная сторона — прямой умысел. Какую цель в момент совершения преступления будет преследовать субъект преступления — не влияет на квалификацию данного деяния. Мотивом данного преступления может являться нежелание работодателя предоставить лицу предпенсионного возраста какие‑либо льготы, предусмотренные трудовым законодательством, либо затягивание трудовой деятельности, которое не будет оправдывать ожидания работодателя.

При квалификации данного деяния необходимо руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. N 46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина», в котором разъясняется, что за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, указанного в примечании к ст. 144 1 УК РФ, а равно заведомо беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет, наступает только в случаях, когда работодатель руководствовался дискриминационным мотивом, связанным соответственно с достижением лицом предпенсионного возраста, беременностью женщины или наличием у женщины детей в возрасте до 3 лет. В случае если трудовой договор с работником был расторгнут по его инициативе, однако по делу имеются доказательства того, что работодатель вынудил работника подать заявление об увольнении по собственному желанию именно в связи с его предпенсионным возрастом, беременностью женщины или наличием у женщины детей в возрасте до 3 лет, такие действия также образуют состав преступления, предусмотренного ст. 1441 или 145 УК РФ соответственно [6].

Верховный Суд РФ предполагает некоторые варианты реализации объективной стороны преступления. При этом, предполагая и дискриминационный характер, можно наравне с ним поставить на второе место и корыстную составляющую, которая будет являться мотивом совершения преступления. В прямом понимании вопроса о дискриминации нельзя заострять внимание только на дискриминационных свойствах деяния, так как само наличие предпенсионного возраста особого значения в реализации преступного умысла не имеет.

Под дискриминацией законодатель понимает нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким‑либо социальным группам. Такое деяние уже имеет под собой закрепленную форму в ст. 136 УК РФ, которая в полной мере отражает самостоятельный состав преступления с некоторыми особенностями.

Конвенция № 111 Международной организации труда «Относительно дискриминации в области труда и занятий» предлагает еще более категоричную формулировку: «В целях настоящей Конвенции термин «дискриминация» включает: a) всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на признаках расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национальной принадлежности или социального происхождения и имеющие своим результатом ликвидацию или нарушение равенства возможностей или обращения в области труда и занятий» [7].

Подводя итоги, следует отметить, что законодатель выводит на новый правовой уровень некоторые общественные отношения, которые в свою очередь защищены при помощи уголовного права. Новая категория граждан — предпенсионеры на данный момент защищены уголовным законом, то есть с большой долей вероятности можно заключить, что работодатель при увольнении лица предпенсионного возраста или при приёме такого лица на работу надлежащим образом еще поразмыслит, какие правовые последствия могут наступить, если трудовые права данного лица будут нарушены. В остальном развитие данной статьи и ее применение покажет уголовная практика.



[1]  Закон РФ от 19.04.1991 N 1032–1 (ред. от 11.12.2018) «О занятости населения в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019).

[2]  Федеральный закон от 03.10.2018 № 352‑ФЗ «О внесении изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации».

[3]  Ширяев А. Ю. Общественная опасность и противоправность преступления: проблемы соотношения и оценки // Российский юридический журнал. 2017. N 6. С. 134–140.

[4]  Проект Приказа Роструда «Об утверждении Административного регламента осуществления Федеральной службой по труду и занятости федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права» (по состоянию на 06.06.2019) (подготовлен Рострудом).

[5]  Есакова Г. А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 7‑е изд., перераб. и доп. М., 2018. С. 253.

[6]  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации).

[7]  Дубовиченко С. В., Карлов В. П. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста: комментарий и критический анализ // Вестник Волжского университета имени В. Н. Татищева. 2018. № 4. Т. 2. С. 166.