Пострадавший потерпевший, или необходимость закрепления процессуального статуса пострадавшего

Дорошева А.А.
студентка 1 курса магистратуры
Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим может быть как физическое лицо, так и юридическое. Физическому лицу может быть причинен физический, имущественный и (или) моральный вред, юридическому же — вред деловой репутации и имуществу. Данное положение полностью соответствует конституционному принципу равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ), несмотря на критические воззрения некоторых авторов по поводу признания юридических лиц потерпевшими.[1]

Хотя юридическое лицо и является фикцией, в уголовном процессе от его имени действует представитель.

Вопрос о том, когда потерпевший становится потерпевшим, достаточно долго обсуждался в процессуальной литературе. [2] Отметим, ранее (до внесения изменений в УПК РФ Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 432‑ФЗ) [3] для того, чтобы лицо стало потерпевшим, достаточно было лишь одного постановления дознавателя, следователя или суда. При этом абсолютно не уточнялось, в какой момент лицо таковым признается — с момента подачи и регистрации сообщения о преступлении или же с момента возбуждения уголовного дела. Полагаем, что данный вопрос является существенным, поскольку сам по себе статус участника процесса (а потерпевший таковым является) предопределяет определенный пласт прав и обязанностей. В настоящее время решение о признании лица потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения дела. То есть, в лучшем случае, потенциальный потерпевший пребывает как лицо «без статуса» в течение трех суток, поскольку при «идеальном» стечении обстоятельств именно в такой срок уполномоченное лицо должно принять итоговое решение о возбуждении, отказе в возбуждении уголовного дела или направлении сообщения о преступлении по подследственности в порядке ст. 151 УПК РФ (ст. 145 УПК РФ). А между тем данное лицо участвует в проверочных мероприятиях. Так, с него могут быть истребованы объяснения, он может быть подвергнут экспертизе и пр. Однако законодатель почему‑то не признает данное лицо ни потерпевшим, ни каким‑либо еще. Мы полагаем, что данное лицо является пострадавшим, и его статус должен быть закреплен в УПК РФ.

В этой связи показателен пример ст. 89 Модельного уголовно-процессуального кодекса стран СНГ [4]. В соответствии с ч. 1 ст. 89 Модельного УПК СНГ пострадавшим является всякое лицо <…>, которое подало органу дознания, суду, следователю, дознавателю жалобу на причинение ему запрещенным уголовным законом деянием морального, физического, имущественного вреда, на подготовку к совершению или попытку совершить в отношении него запрещенное уголовным законом деяние. Отметим также, что пострадавшим может быть недееспособное или частично дееспособное лицо. В данном случае в защиту его прав обращается его представитель. Предлагаем также закрепить положение, которое касалось бы ответственности пострадавшего за заведомо ложный донос. Кроме этого, среди процессуальных прав предлагаем закрепить следующие моменты.

Получать от органа дознания, дознавателя, следователя или суда документ, подтверждающий регистрацию его жалобы.

Получать копию решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении.

Отзыв на поданную жалобу.

Обжалование решений должностного лица, его действий (бездействий).

Получить защиту от запрещенных уголовным законом посягательств в порядке, предусмотренном ФЗ от 20.08.2004 № 119‑ФЗ. [5]

Обязанности пострадавшего должны коррелировать процедуре рассмотрения сообщения о преступлении ч. 1 ст. 144 УПК РФ), как то: обязанность давать объяснения, образцы для сравнительного исследования, подвергаться судебной экспертизе и пр.

Таким образом, несмотря на то, что обжаловать решения (в том числе об отказе в возбуждении уголовного дела) и действия (бездействия) должностных лиц может любое заинтересованное лицо (ч. 2 ст. 125 УПК РФ), нам представляется, что процессуальная фигура пострадавшего должна быть отражена в УПК РФ. Во-первых, закрепление правомочий позволит четко уяснить пострадавшему его права и обязанности. Во-вторых, пострадавший должен осознавать, что сообщенная им информация о преступлении должна быть достоверной, в противном случае наступит ответственность за ложный донос. В-третьих, в исключительных случаях пострадавший должен получить защиту своих прав от запрещенных уголовным законом посягательств наравне с участниками уголовного судопроизводства, ведь, осознавая изложенное, пострадавший является потерпевшим, но пока что в материально-правовом смысле; получение процессуального статуса потерпевшего (вынесение соответствующего постановления) может затянуться на достаточно длительное время, когда и защищать уже будет (ч. 1 ст. 6 УПК РФ), возможно, некого.



[1]  Кондратьев Е. Е. Новый УПК: Защита свидетелей, потерпевших и других участников уголовного процесса // Государство и право. 2003. № 8. С. 48–53.

[2]  Клещина Е. Н., Шаров Д. В. Участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 27–30.

[3]  Федеральный закон от 28.12.2013 № 432‑ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве».

[4]  Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств — участников Содружества Независимых Государств. Рекомендательный законодательный акт // Принят в г. Санкт-Петербурге 17.02.1996 Постановлением 7–6 на 7 пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ.

[5]  Федеральный закон от 20.08.2004 № 119‑ФЗ (ред. от 07.02.2017) «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».