Проблема обеспечения участия защитника (адвоката) при проведении обыска

Оболонина Ю.О.
студентка 4 курса
НИУ «Высшая школа экономики»

Чалов Р.М.
студент 4 курса
Российского университета дружбы народов

Целью обыска, в соответствии со ст. 182 УПК РФ, является обнаружение и изъятие предметов, имеющих значение для уголовного дела. Соответственно, при таком изъятии не могут не затрагиваться защищаемые Конституцией РФ личные права граждан. В связи с этим ч. 11 ст. 182 УПК РФ закрепляет право на присутствие защитника того лица, в помещении которого проводится обыск, как гарантию на конституционное право получения квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Также это право закрепляется в п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, который указывает на право защитника участвовать в следственных действиях, производимых с участием подозреваемого или обвиняемого, в частности, и при обыске. Однако при осуществлении подозреваемым, обвиняемым или иным лицом своего права на практике возникает ряд проблем.

Предварительное предупреждение защитника о производстве обыска у защищаемого им лица противоречит самому смыслу такого следственного действия, как обыск, так как у обыскиваемого появляется достаточно времени для сокрытия предметов, которые могут помочь установить истину при расследовании уголовного дела. Поэтому вызов защитника возможен только после того, как представители правоохранительных органов прибудут на место проведения обыска. При этом суды отмечают, что: «поскольку в соответствии с ч. 11 ст. 182 УПК РФ защитник вправе, а не обязан присутствовать при производстве обыска, а обязанности лица, производящего обыск или выемку, обеспечить участие в нем защитника процессуальный закон не содержит» [1]. Конституционный Суд РФ также указывает, что производство обыска не исключает участия явившегося защитника, однако и не приостанавливается для обеспечения его явки [2]. Хотя на практике иногда случается, что следователи соглашаются дождаться защитника. Таким образом, единственной возможностью для лица обеспечить явку защитника является заявление советующего ходатайства. В судебных решениях указывается, что если такого ходатайства не поступило и не было зафиксировано в протоколе — право лица на получение квалифицированной юридической помощи не нарушено [3]. При начале проведения обыска следователем должны быть разъяснены права и обязанности лица, в помещении которого производится обыск (ч. 1. ст. 11 УПК РФ), в том числе и право на участие защитника, т. е. возможность заявления соответствующего ходатайства. Последнее далеко не всегда разъясняется и даже не оглашается [4]. При этом следователь может, как только войдет в обыскиваемое помещение, после оглашения постановления или разрешения суда на проведение обыска, а также прав и обязанностей, запретить покидать находящимся лицам обыскиваемое помещение и входить другим лицам в него, а также разговаривать друг с другом (ч. 8 ст. 182 УПК РФ), что препятствует дальнейшему участию защитника в обыске. Крайне редко на необеспечение участия защитника при поступлении ходатайства судами указывается как на нарушение [5].

Нередко следователи специально пытаются не акцентировать внимание на возможности привлечения защитника, так как считают, что он может помогать осуществлению противодействия проведению следственного действия со стороны обыскиваемого. Так, Медвечук А. И. и Сафонов Д. А. отмечают, что участвующие при обыске недобросовестные защитники, знакомые с тактикой производства обысков, могут подсказать подзащитному, что и где можно спрятать [6]. Между тем участие защитника при проведении обыска в большинстве случаев, наоборот, может помочь избежать неприятных обстоятельств, которые создают обыскиваемые лица (например, вызов скорой помощи по надуманным причинам, предоставление недостоверных сведений о своём здоровье) [7]. Защитник же способен точно разъяснить обыскиваемому лицу все действия следователя, что повысит качественный уровень самого обыска.

Право на участие защитника должно предоставляться любому лицу, проверяемому на причастность к расследуемому преступлению. Например, при производстве обыска у свидетеля по уголовному делу против данного свидетеля уже идет обвинительная деятельность, хоть формального основания для признания подозреваемым, в соответствии со ст. 46 УПК РФ, у органов предварительного расследования нет. Однако положения ч. 1, 2 ст. 48 Конституции РФ не связывают предоставление помощи защитника с формальным признанием лица подозреваемым либо обвиняемым, а, следовательно, и с моментом принятия органом дознания, следствия или прокуратуры какого‑либо процессуального акта [8] .

Проблемы участия защитника в обыске объясняются отчасти нежеланием следователей присутствия защитников, отчасти недостаточной регламентацией этого положения в ст. 182 УПК РФ. Следователи, не желающие участия защитника, могут ссылаться на отсутствие обязанности ожидать защитника, отсутствие обязанности обеспечить его присутствие и злоупотреблять своими процессуальными правами. Обыскиваемый же, не до конца понимая содержание своих прав, может упустить возможность заявить ходатайство о привлечении защитника. Решение данной проблемы кроется в правильном понимании органами предварительного расследования роли защитника при проведении обыска, того факта, что это лицо не препятствует, а, наоборот, способствует законному и эффективному проведению следственного действия.



[1]  Апелляционное определение Московского городского суда от 14.12.2016 по делу № 10–18146/2016.

[2]  Определение Конституционного Суда РФ от 28.09.2017 № 2240‑О. URL: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-28092017‑n-2240‑o/ (дата обращения: 02.04.2019).

[3]  Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 24.09.2015 по делу № 22–5674/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 14.12.2016 по делу № 10–18146/2016.

[4]  Протокол обыска от **.**.2018 по уголовному делу № 117***53 по ч. 2 ст. 135, «б» ч. 4 ст. 132, п. «в» ч. 2 ст. 242.2 УК РФ.

[5]  См., например: Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 25.04.2018 № 44У-32/2018.

[6]  Медведчук А. И. Проблемы обеспечения участия защитника (адвоката) при производстве обыска // Сборник статей международной научно-практической конференции: в 4 ч. Уфа, 2017. С. 94.

[7]  Протокол обыска от **.**.2018 по уголовному делу № 117***23 по п. «г», ч. 2. ст. 242.1 УК РФ.

[8]  Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11‑П. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1252150/ (дата обращения: 12.04.2019).