Заключение эксперта как доказательство. Требования, предъявляемые к заключению эксперта

Лыман В.Ю.
студентка 3 курса РГУП

В процессе отправления правосудия суду приходится сталкиваться с необходимостью верного установления фактов, данные о которых требуют специальных исследований. На современном этапе развития общества разрабатывается огромное количество различных технических средств, с помощью которых можно качественно и эффективно произвести то или иное исследование и получить наиболее достоверный и точный результат, а значит, правильно разрешить дело. В этой связи именно судебная экспертиза позволяет использовать в гражданском процессе весь арсенал современных научно-технических средств и является основным каналом внедрения в судебную практику достижений научно-технического прогресса [1].

Специфика заключения эксперта как доказательства заключается в том, что с его помощью устанавливаются факты, которые требуют специальных знаний в области науки, техники, искусства и других областях. И чаще всего рядовые участники процесса не обладают необходимым набором знаний в специальных сферах.

Дискуссионным является вопрос о границах понятия «специальные знания». Закон, допуская возможность применения специальных познаний, не раскрывает этого понятия. В научной литературе также разнятся трактовки данного понятия. Так, по определению известного юриста А. А. Эйсмана, специальные познания не относятся к числу общеизвестных, имеющих массовое распространение, ими профессионально владеет лишь узкий круг лиц [2].

Однако одно из наиболее содержательных определений, раскрывающих все сущностные признаки такой категории, как специальные знания, было дано Е. Р. Россинской. По мнению юриста, специальные знания представляют собой систему теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки либо техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем прохождения специальной подготовки или обретения профессионального опыта и используемых для решения вопросов, возникающих в судопроизводстве [3].

Возникает очевидный вопрос о том, можно ли относить к специальным знания, которые носят правовой характер.

В науке гражданского процесса главенствующее положение занимает точка зрения, согласно которой назначение экспертизы для разрешения правовых вопросов не допускается [4].

В частности, такая позиция выражена в абз. 2 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», где сказано следующее: «Недопустима постановка перед экспертом (экспертами) вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда» [5]. Подобного рода трактовки обычно даются на основании известной на протяжении многих веков презумпции, действовавшей и в советском процессуальном праве: Jura novit curia (суду известно право) [6].

Однако существует и совершенно противоположная точка зрения, согласно которой к числу специальных знаний следует также отнести и знания правового характера, которые выходят за пределы профессиональной подготовки судей. Так, известный специалист в области судебной экспертизы Е. Р. Россинская утверждает, что современное представление о специальных знаниях несправедливо сводить к естественно-научным и техническим знаниям, и отмечает, что к ним начали относить также и определенные юридические знания, так как в последние годы правоприменительная практика показывает, что судья не всегда оказывается в состоянии сориентироваться во всех аспектах регулярно изменяющегося отраслевого законодательства. Но вместе с этим, знание тонкостей современного законодательства представляется особенно необходимым для полного, объективного и всестороннего установления истины по гражданскому делу [7]. Однако и у данной точки зрения есть свои существенные недостатки.

Во-первых, для наличия возможности назначения экспертизы в целях решения правовых вопросов на законодательном уровне необходимо конкретно выделить круг вопросов правового характера, для разрешения которых знаний судьи очевидно недостаточно, по которым необходимы наиболее углубленные знания в той или иной отрасли права. Необходимость этого вызвана прежде всего исключением возможности возложения на судебных экспертов решение задач, которые относятся к компетенции суда.

Во-вторых, в ч. 2 ст. 187 ГПК РФ закреплено, что заключение эксперта исследуется в судебном заседании, оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы. Однако оценка заключения эксперта по вопросу права будет иметь определенные отличия от оценки любого другого заключения эксперта. Процесс оценки заключения эксперта по вопросу права будет вызывать сложности у судей, поскольку данная экспертиза была назначена вследствие того, что судьи самостоятельно не в силах были разрешить тот или иной правовой вопрос. Тем самым судья будет испытывать некие трудности при оценке и анализе проведенного экспертом исследования по данному вопросу [8].

Таким образом, разработка концепции правовых экспертиз является весьма актуальной на современном этапе, однако требует четкого определения круга специальных знаний и направления подготовки экспертов. Необходимо выработать единый подход к подобным экспертным исследованиям, сформулировать предмет и задачи правовых экспертиз, производство которых несомненно позволило бы объективизировать процесс доказывания [9].

По содержанию заключение эксперта должно соответствовать определенным требованиям, которые закреплены ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» [10]. В соответствии со ст. 25 указанного Закона в заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены: 1) время и место производства судебной экспертизы; 2) основания производства судебной экспертизы; 3) сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу; 4) сведения о судебно-экспертном учреждении, об эксперте, которым поручено производство судебной экспертизы; 5) предупреждение эксперта за дачу заведомо ложного заключения; 6) вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов; 7) объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы; 8) сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; 9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методов; 10) оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

Экспертной практикой выработана определенная последовательность изложения письменного заключения эксперта. Как правило, письменное заключение состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов, однако может включать в себя также синтезирующую часть. Ю. К. Орлов трехэлементную структуру расценивает в качестве ординарной и считает, что включение синтезирующей части целесообразно не всегда, а только по необходимости [11]. Обособление синтезирующей части чаще всего целесообразно в рамках комплексной экспертизы. Рассмотрим в общих чертах содержание каждой части заключения эксперта.

Во вводной части заключения эксперта должно быть отражено следующее: основание для проведения экспертизы, вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов, объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы [12], и т. д.

В исследовательской части заключения излагаются содержание и результаты исследований, процесс исследования (раздельно по каждому этапу) и его результаты, а также примененные методы, методики исследования. Также если эксперт при производстве судебной экспертизы установит обстоятельства, которые имеют значение для дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он может указать на них в данной части заключения.

В синтезирующем разделе, который располагается в конце исследовательской части, эксперты обобщают раздельно полученную информацию для формулирования общего ответа на поставленный вопрос.

В выводах должны содержаться ответы на поставленные перед экспертом или комиссией экспертов вопросы, а также могут содержаться выводы об обстоятельствах, по которым эксперту не были поставлены вопросы, но которые были установлены им в процессе исследований [13]. От четкости изложения выводов во многом зависит их восприятие судом и лицами, участвующими в деле, которые не обладают специальными знаниями в области проведенного экспертом исследования.

В этой связи Ю. К. Орлов формулирует некие требования-принципы, которым должны отвечать результаты исследования эксперта: (1) Принцип квалифицированности. В соответствии с ним эксперту надлежит делать выводы исключительно в рамках области своей профессиональной деятельности; (2) Принцип определенности. В рамках данного принципа ученый утверждает, что формулировка обобщенных и неясных, допускающих двоякое толкование выводов недопустима; (3) Принцип доступности. Выводы должны быть сформулированы таким образом, чтобы они могли быть полноценно восприняты лицами, не обладающими специальными знаниями [14].

С выводами ученого можно частично не согласиться, так как при неясности формулировок, а также при возникновении трудностей в их осмыслении из‑за использования специальной терминологии закон не лишает возможности суд и лиц, участвующих в деле, задавать эксперту вопросы в целях разъяснения заключения (ч. 1 ст. 187 ГПК РФ).

По своему содержанию задаваемые вопросы могут касаться информации, полученной экспертом в ходе исследования, а также методик исследования, аппаратуры, логики эксперта в его выводах и т. п. При этом недопустимо ставить перед экспертом новые вопросы, выходящие за пределы проведённого им исследования, так же, как и недопустимо изложение экспертом новых выводов на заседании суда [15].

Как и любое другое средство доказывания, заключение эксперта может быть положено в основу судебного акта только в том случае, если оно будет получено надлежащим образом, то есть с полным соблюдением установленной процессуальной формы, с соблюдением установленных законом требований. Именно поэтому регламентация порядка назначения и проведения судебной экспертизы имеет главенствующее значение для обеспечения эффективности и достоверности установления обстоятельств дела с использованием специальных знаний эксперта.



[1]  Поползухина Л. А. Заключение эксперта в гражданском процессе // Проблемы обеспечения, реализации, защиты конституционных прав и свобод человека. 2015. № 4. С. 336.

[2]  Эйсман А. А. Заключение эксперта (Структура и научное обоснование). М., 1967. С. 91.

[3]  Теория судебной экспертизы (Судебная экспертология): учебник / Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина, А. М. Зинин. М., 2016. С. 9 (автор главы — Е. Р. Россинская).

[4]  Духно Н. А., Корухов Ю. Г., Михайлов В. А. Судебная экспертиза по новому законодательству России (в уголовном, гражданском, арбитражном, административном процессах): монография. М., 2003. С. 3 (автор главы — Н. А. Духно).

[5]  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 (ред. от 09.02.2012) «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству».

[6]  Россинская Е. Р., Галяшина Е. И., Зинин А.М. Указ. соч. С. 9 (автор главы — Е. Р. Россинская).

[7]  Россинская Е. Р., Галяшина Е. И., Зинин А. М. Указ. соч. С. 12–13 (автор главы — Е. Р. Россинская).

[8]  Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс / Под ред. М. А. Фокиной. М., 2014. С. 357 (автор главы — Т. Б. Юсупов).

[9]  Россинская Е. Р., Галяшина Е. И., Зинин А.М. Указ. соч. С. 16–19 (автор главы — Е. Р. Россинская).

[10]  Федеральный закон от 31.05.2001 № 73‑ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

[11]  Орлов Ю. К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 27.

[12]  Приказ Минэкономразвития России от 04.07.2011 № 328 «Об утверждении Федерального стандарта оценки «Порядок проведения экспертизы, требования к экспертному заключению и порядку его утверждения (ФСО № 5)».

[13]  Приказ Минюста РФ от 20.12.2002 № 346 «Об утверждении Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации».

[14]  Орлов Ю. К. Производство экспертизы в уголовном процессе: учеб. пособие. М., 1982. С. 77.

[15]  Чернова М. Н. Заключение эксперта как доказательство в гражданском и арбитражном процессе: Дис…. канд. юрид. наук. М., 2015. С. 141–142.