Проблемы и перспективы внедрения искусственного интеллекта в отечественное правосудие

Ворожцова В.С.
студентка 2 курса магистратуры РГУП

Ещё в 1975 г. Эрл Хант писал о методологии задействования искусственного интеллекта в выявлении коллизий и иных дефектов нормативных правовых актов и реагировании на такие несоответствия, рассогласования и дефекты [1].

На данный момент основной тенденцией развития судопроизводства является внедрение искусственного интеллекта для разрешения споров. Иными словами, дальнейшая цель — замена судьи на робота с искусственным интеллектом. В связи с этим возникает множество вопросов и дискуссий. Например, возможно ли запрограммировать робота на справедливое разрешение дела? Будет ли замена человеческого ресурса гуманной и этичной?

Человеческий фактор играет не последнюю роль при рассмотрении дела. В некоторых случаях, например, при рассмотрении дел о взыскании морального вреда, невозможно создать критерии, в соответствии с которыми компьютер будет разрешать дело так или иначе. Ведь каждое такое дело уникально и не поддается унифицированию. Так, судья Конституционного Суда РФ Г. А. Гаджиев высказался против роботов-судей: «Роботы не смогут в ближайшем обозримом будущем непосредственно самостоятельно рассматривать и разбирать уголовные и гражданские дела, поскольку они не способны учесть все детали, в том числе и прежде всего — «человеческий фактор» [2].

Некоторые исследователи считают автоматизированность и отсутствие эмоциональности плюсом такой системы, ведь такой робот-судья не будет подвержен коррупции, сможет найти больше информации по делу, об участниках процесса (благодаря подключению к различным базам данных) и быстро обработать эту информацию. Критики же наоборот считают главным минусом искусственного интеллекта — отсутствие эмоциональности. Решение такого судьи-робота будет слишком формализованным, а в судебном процессе важно быть как можно более объективным и отходить от формализма.

Как замечают В. В. Архипов и В. Б. Наумов, Россия серьезно отстает в развитии регулирования робототехники [3]. Безусловно, искусственный интеллект открывает множество возможностей и выгод.

На данном этапе развития общества и современных технологий в обществе действительно возможно провести такой эксперимент. Однако, по моему мнению, робот сможет справиться лишь с однотипными делами (например, о вынесении судебного приказа или об установлении юридического факта). В этом случае значительно снизится нагрузка на судей. Но все‑таки судья и робот должны работать вместе, тем самым увеличивая эффективность и скорость правосудия.

15 января 2019 г. состоялось заседание наблюдательного совета автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов», по итогам которого Президент РФ Путин В. В. утвердил перечень поручений, среди которых поручение Правительству Российской Федерации с участием ПАО «Сбербанк России» и других заинтересованных организаций разработать подходы к национальной стратегии развития искусственного интеллекта и представить соответствующие предложения. Срок исполнения поручения — 25 февраля 2019 г. Ответственными назначены Медведев Д. А. и Греф Г. О. На данный момент результаты опубликованы не были. Герман Греф — руководитель ПАО «Сбербанк России» — уже использовал в своей деятельности искусственный интеллект. Глава «Сбербанка» рассказал, что малейшая ошибка, закравшаяся в алгоритм, приводила к серьезным потерям денег. После выявления таких ошибок механизм совершенствуется и постоянно улучшается.

Примерно в то же время на сайте ООН был представлен первый Доклад Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), посвященный развитию искусственного интеллекта (ИИ).

Искусственный интеллект для рассмотрения дел в суде уже используется в США. Юристы с искусственным интеллектом помогают готовить документацию для государственных органов. И такие юристы пользуются успехом, так как по статистике оказали услуг уже на более чем миллиард долларов. В России противники внедрения искусственного интеллекта ссылаются на то, что в РФ не действует прецедентное право, в отличии от США, где достаточно найти похожее решение суда для решения дела.

Вот и начальник Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда России Олег Вагин высказался против этого веяния: «Страшно представить, что решения в отношении человека, общества или человечества будут приниматься исходя из заданности информационных технологий, следуя совету «умного» искусственного интеллекта, полагаясь на который человек сам перестает думать, анализировать, прогнозировать свое будущее, а потому деградирует в качестве разумного существа, станет беспомощным и уязвимым, зависимым и от «машины», и от того лица, которое ею управляет, ее обслуживает, модернизирует, корректирует программное обеспечение, а в конечном счете, возможно и манипулирует поведением и решениями отдельных лиц, а через них интересами многих, тем самым превращая людей в марионеток, заложников IT технологий и средств их реализации».

По моему мнению, необходимо использовать искусственный интеллект как помощника для судьи. Например, для анализа большого количества информации как нельзя кстати подойдет компьютер, который только выдаст результат. Что опять же сократит время рассмотрения дела и снизит нагрузку на судей.

В 2017 г. даже готовился проект киберКодекса, который бы включал всю терминологию, касающуюся этого вопроса. Так, на сегодняшний день понятия «искусственный интеллект» и «робот» если и встречаются в российском законодательстве, то совсем редко и в не первостепенных актах, хотя эти термины уже прочно вошли в нашу повседневную жизнь [4]. Как заметил старший вице-президент по правовым и административным вопросам Фонда «Сколково» Николай Аверченко, примерно так же в Древнем Риме шли споры, можно ли признавать раба одушевленной вещью или только товаром [5].

Выделяют 2 основные группы правовых проблем, которые могут возникнуть при внедрении искусственного интеллекта: 1) проблемы, связанные с обеспечением надлежащего функционирования (предотвращение нанесения вреда обществу и государству); 2) проблемы, связанные с обеспечением надлежащего регулирования использования искусственного интеллекта для общественно полезных целей [6].

В данном случае придется создать практически новейшую отрасль права с нуля, что, во‑первых, займет достаточно много времени, а во‑вторых, будет необходимо привлечь специалистов сферы IT и юриспруденции, которые смогли бы совместными усилиями создать идеальный алгоритм для робота-судьи.

Решением данных проблем уже занимаются во многих странах, так, например, в Японии уже действует Комитет по политике в сфере робототехники. По мнению Королевской инженерной академии наук Великобритании, использование робототехники и автономных систем может представлять угрозу для рабочих мест.

Среди правовых проблем применения искусственного интеллекта в юридической практике Деннис Гарсиа выделяет следующие: проблемы обеспечения конфиденциальности личной информации; проблемы, связанные с доступом правоохранительных органов к конфиденциальной информации одновременно в крупных объёмах; отсутствие нормативной базы регулирования применения юнитов искусственного интеллекта в юридической практике; проблемы соблюдения стандартов юридической этики юнитом искусственного интеллекта [7]. Кроме того, возможны такие ситуации, как поражение искусственного интеллекта компьютерными вирусами, опасность несанкционированного его взлома и перепрограммирования злоумышленниками [8].

Противники внедрения искусственного интеллекта отмечают, что юридическая практика нередко связана с умением абстрактно мыслить и решать правовые неопределенности, чем не может похвастаться искусственный интеллект. На сегодняшний день искусственный интеллект не способен полностью заменить человеческий разум. Таковы сегодняшние реалии — искусственный интеллект не способен заменить юриста полностью, но может стать хорошим помощником в нелегкой работе судьи.



[1]  Хант Э. Искусственный интеллект. М.: Мир, 1978. С. 464.

[2]  Руслан Кривобок, судья Конституционного Суда РФ, рассказал о будущем роботов в юриспруденции // РИА Новости. URL: https://ria.ru/science/20170515/1494332513.html (дата обращения 01.04.2019).

[3]  Архипов В. В., Наумов В. Б. Искусственный интеллект и автономные устройства в контексте права: о разработке первого в России закона о робототехнике // Труды СПИИ РАН. 2017. С. 46.

[4]  Соколова М. Коллизии «права роботов». Дискуссии юристов в связи с разработкой КиберКодекса в России // ITWEEK. URL: https://www.itweek.ru/ai/article/detail.php?ID=195514 (дата обращения: 01.04.2019).

[5]  Там же.

[6]  Морхат П. М. Искусственный интеллект: правовой взгляд. М., 2017. С. 257.

[7]  Морхат П. М. К вопросу о специфике правового регулирования искусственного интеллекта и о некоторых правовых проблемах его применения в отдельных сферах // Закон и право. 2018. С. 66.

[8]  Морхат П. М. Искусственный интеллект: правовой взгляд. С. 250.