Доказательственные презумпции в гражданском процессе

Емельянов А.А.
студент 3 курса РГУП

В настоящее время в различных отраслях права нередко можно столкнуться с таким явлением, как «правовая презумпция». Теория права до настоящего времени не имеет единого мнения по поводу места, роли и значимости правовых презумпций, закрепленных в законодательстве, в связи с чем могут возникать проблемы с их толкованием и применением на практике. Чаще всего к использованию правовых презумпций прибегают, когда правовое регулирование общественных отношений несовершенно либо невозможно из‑за отсутствия какого‑либо факта действительности.

В юридической литературе существует несколько подходов среди различных авторов к определению данного понятия. Так, понятие «правовая презумпция» можно определить как нормативно закрепленные достоверные предположения о существовании или отсутствии юридических фактов, которые в процессе осуществления права доказываются либо опровергаются. [1] Большинство правовых презумпций представляют собой отобранные законодателем и закрепленные в праве общие предположения. В свою очередь, смысл общих предположений заключается в том, что на основе событий, наблюдавшихся ранее и приводивших к определенному результату, делается вывод о юридически значимых фактах.

Теоретики гражданско-процессуального права имеют свой процессуально-правовой подход к определению правовых презумпций. Так, Е. В. Васьковский писал: «Законными предположениями (презумпциями) называются обязательные по закону заключения о доказанности известных фактов при наличности других фактов». [2]

Я. Л. Штутин под правовой презумпцией (законным предположением) понимает «логический прием, позволяющий суду в предусмотренных законом случаях или когда это естественно вытекает из смысла закона признавать истинным существование (несуществование) искомого факта, не требуя доказательств от стороны, ссылающейся на него, а также положить его в основание судебного решения, если этот юридический факт по предположению, основанному на общественной практике, является прямым следствием или причиной другого доказанного факта и не опровергнут в ходе судебного разбирательства». [3]

На основе данных определений можно выявить существенные признаки, которые присущи правовым презумпциям.

Характеризуются вероятностью вывода об объекте предположения.

Отражают обычный порядок явлений материального мира. Это означает, что правовые презумпции находят свое обоснование в постоянном или повторяющемся ходе, результате каких‑либо событий, явлений или деятельности.

Имеют признак нормативного закрепления. Презумпции знают два способа закрепления — прямой и косвенный. В большинстве случаев законодатель не использует такое слово, как презумпция, при разработке текстов нормативных правовых актов, поэтому несмотря на большое количество презумпций, закрепленных в Гражданско-процессуальном кодексе РФ, они могут быть выявлены только в результате правильного толкования норм права.

Существенным признаком любой презумпции является объект предположения. К нему относятся факты, состояния, правоотношения, а также переход от установленного факта-основания к презюмируемому факту без процедуры доказывания.

Презумпции подразделяются на опровержимые и неопровержимые. Большинство из них относится к первой группе, однако некоторые общеправовые презумпции могут быть неопровержимыми, например, презумпция справедливости и целесообразности законодательства.

По степени вероятности презумпции делятся на маловероятные, презумпции средней вероятности и высоковероятные презумпции.

Назначение процессуальных презумпций заключается главным образом в том, что они позволяют обеспечить надлежащую процедуру рассмотрения гражданского дела для вынесения законного и обоснованного решения. К числу процессуальных презумпций относятся: презумпция беспристрастности судьи, презумпция пристрастности судьи, презумпции, связанные с институтом процессуальной дееспособности (правосубъектности), презумпция процессуальной добросовестности, презумпция знания процессуального закона, презумпция невиновности ответчика, презумпция истинности решения суда. Рассмотрим некоторые презумпции на примерах.

Презумпция беспристрастности суда действует со стадии возбуждения дела и продолжается в течение всего процесса, если не обнаружится факт, на основе которого можно будет сомневаться в беспристрастности судьи. К таким фактам относятся: личная, прямая или косвенная заинтересованность судьи в исходе дела (п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ), родственные связи между судьей и лицами, участвующими в деле (п. 2 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ). В случае, если любой из этих фактов подтверждён, презумпция беспристрастности опровергается и начинает действовать презумпция пристрастности судьи.

Презумпция процессуальной добросовестности. Презумпция процессуальной добросовестности не имеет прямого закрепления в законе, но по смыслу ст. 35 ГПК РФ, в которой сказано, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, суть заключается в том, что сторона освобождается от доказывания своей добросовестности. Если суд в ходе разбирательства дела установит, что обстоятельства, которыми истец обосновывает свое требование, а также предмет иска, то процессуальная добросовестность будет опровергнута, а в удовлетворении исковых требований будет отказано.

Презумпция признания факта, для выяснения которого была назначена экспертиза, установленным или опровергнутым в случае уклонения стороны от участия в ней. [4] Моментом возникновения является вынесение определения о назначении судебной экспертизы. Юридическими фактами, опровергающими данную презумпцию, является отказ стороны от участия в экспертизе или непредставление экспертам необходимых материалов или документов (ч. 3 ст. 79 ГПК РФ). На этом основании суд вправе признать установленным или опровергнутым факт, для выяснения которого была назначена экспертиза и от которой уклоняется какая‑либо из сторон.

Презумпция процессуальной дееспособности. Процессуальная дееспособность представляет собой возможность субъекта гражданского судопроизводства осуществлять свои права и нести обязанности. Например, при обращении гражданина с исковым заявлением суд не устанавливает самостоятельно и не требует предоставления доказательства полной дееспособности данного лица. Для того, чтобы сделать вывод о процессуальной дееспособности лица, суд исходит из факта, его подтверждающего, для физического лица — достижение определенного возраста либо признание эмансипированным, для юридического лица — наличие государственной регистрации. Таким образом, данные субъекты презюмируются дееспособными до тех пор, пока не доказано обратное.

Обратная презумпция процессуальной недееспособности основывается на следующих фактах: недостижение лицом 14‑летнего возраста, наличие судебного решения о недееспособности лица. Такие субъекты будут признаны судом недееспособными до тех пор, пока не доказано обратное.

Презумпция процессуальной дееспособности в гражданском процессе устанавливает необходимые требования к участникам судопроизводства, а также обеспечивает защиту интересов несовершеннолетних, не достигших 14- летнего возраста; недееспособных лиц через их законных представителей.

Презумпция знания процессуального закона означает, что опубликованный закон известен всем с момента вступления его в силу и подлежит обязательному исполнению. Это объясняется тем, что лицу, желающему подать иск, необходимо для начала ознакомиться с правилами, предусмотренными гражданско-процессуальным кодексом (о подсудности, требованиях, предъявляемых к исковому заявлению, и др.). Знание процессуального закона для истца выступает в качестве необходимой предпосылки обращения в суд за судебной защитой. Аналогично поступает и ответчик, который должен знать процессуальное законодательство для эффективной защиты своей позиции в суде. Действие данной презумпции распространяется только на участников судопроизводства, наделенных определенным правовым статусом, предусмотренным в ГПК РФ. Значение данной презумпции заключается в том, что для участников, не соблюдающих требования процессуального законодательства, предусмотрены негативные последствия, которые могут привести к невозможности эффективной защиты их нарушенных прав. Например, последствием несоблюдения установленной формы искового заявления является отказ суда в принятии иска к производству на основании ст. 131, 132 ГПК РФ.

В теории гражданского процесса существует положение о том, что правовая презумпция является основанием для освобождения соответствующей стороны от доказывания. Идея заключается в том, что если доказанный стороной факт — основание презумпции, то она принимается судом как доказанная этой стороной. При этом презумпция становится обязательной для суда и освобождает судью от проверки факта по его же инициативе. Ярким примером, подтверждающим данное положение, является ст. 1064 ГК РФ, которая закрепляет, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. (презумпция вины причинителя вреда). Абзац 2, п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъясняет, что: «Доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред» [5]. В данной ситуации истец освобождается от доказывания вины ответчика.

Так, по гражданскому делу по иску гражданки Г. к управляющей компании о возмещении ущерба вследствие падения оконного стекла с лестничной площадки многоквартирного дома на принадлежащий истцу автомобиль, Верховный Суд РФ не согласился с решением суда первой инстанции, а также решением суда апелляционной инстанции, в которых суды возложили на истца бремя доказывания, в то время как п. 2 ст. 1064 ГК РФ говорит о том, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. [6] На этом основании бремя доказывания должно было лечь на ответчика по данному делу, что не учли суды первой и апелляционной инстанции.

Таким образом, доказательственные презумпции являются необходимым и неотъемлемым условием обеспечения полного и последовательного процесса доказывания, с их помощью устраняются правовые неопределенности, облегчается процесс осуществления судом правоприменения, позволяют сократить средства и время суда, затраченное в ходе производства по делу, а также доказательственную деятельность сторон в отношении конкретного факта, который может быть подтверждён правовой презумпцией.



[1]  Оксамытный В. В. Общая теория государства и права. М., 2012. 511 с.

[2]  Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. М., 2003. С. 241.

[3]  Штутин Я. Л. Предмет доказывания в гражданском процессе. М., 1963. С. 86.

[4]  Сериков Ю. А. Презумпции в гражданском судопроизводстве. М., 2006. С. 27.

[5]  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 г. Москва «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

[6]  Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2017 год № 3, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ от 12 июля 2017 года.