Нарушения языковых норм современного русского литературного языка в тексте конституции Российской Федерации

Красникова Д.В.,
Миронов М.А.
студенты 1 курса РГУП

«Конституция (от лат. constitutio установление, устройство) — совокупность актов или конституционных обычаев, которые прежде всего провозглашают и гарантируют права и свободы человека и гражданина, а также определяют основы общественного строя, форму правления и территориального устройства, основы организации центральных и местных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения, государственную символику и столицу». [1]

Конституция РФ — это особый нормативный правовой акт, содержащий основные принципы, нормы и имеющий высшую юридическую силу. Она определяет основы политической, экономической, правовой систем государства. Конституция играет важнейшую роль в жизни не только государственных органов, но и обычных граждан РФ.

В составлении Конституции РФ участвовало более 1000 человек. Статьи и даже их отдельные пункты имеют нескольких авторов, в связи с чем, к сожалению, даже в документе такого уровня допущены неточности и недочёты.

Обратимся к классификации языковых ошибок, принятой в культуре речи, и проанализируем текст Конституции РФ на предмет соблюдения языковых норм.

В традиционной классификации выделяют следующие виды ошибок в письменной речи: 1) лексические; 2) грамматические (морфологические, синтаксические); 3) орфографические; 4) пунктуационные.

Рассмотрим те ошибки, которые встречаются в Конституции на уровне лексики:

в преамбуле употребляется следующая фраза: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле…» С нашей точки зрения, здесь наблюдается смешение паронимов, и употребление слова «соединенные» в данном контексте является лексически неточным, было бы уместнее употребить его пароним «объединённые». [2] «Соединенный» — составленный из двух или нескольких однородных частей. [3] «Объединенный» означает представляющий собой единство, связанный общими принципами, взглядами; [4]

в ч. 4 ст. 3 Конституции РФ написано, что никто не может «присваивать власть», далее по тексту отмечается, что по закону преследуется «захват власти» или «присвоение властных полномочий». Законодатель вкладывает в три разные формулировки один и тот же смысл, что может привести к противоречивой трактовке данной статьи и возможному её непониманию [5]. Между данными словосочетаниями существуют определённые различия. Присваивать власть значит «приписывать её себе» [6]. А захват власти означает «силой овладеть ею» [7];

в ч. 2 ст. 20 Конституции РФ говорится: «Смертная казнь впредь до её отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления…судом с участием присяжных заседателей». Мы предполагаем, что лучше заменить слово «впредь» на слово «вплоть». Оно имеет значение «до самого, включая» [8], как, например, в предложении «Ждать вплоть до самого вечера». В статье Конституции заложен смысл: «от назначения наказания смертной казни и включая её отмену», в то время как «впредь» имеет значение: «на будущее время» [9], как например, в предложении «Впредь будь внимательнее»;

в ч. 2 ст. 90 Конституции РФ написано, что указы и распоряжения Президента России действуют «на всей территории Российской Федерации», а в ч. 2 ст. 115 сказано, что постановления и распоряжения Правительства — «в Российской Федерации». Данные речевые формулировки не совпадают по смыслу, так как в юридической науке принято считать, что территории посольств РФ, находящихся в других государствах, входят в пределы РФ, но не являются территорией России.

Назовем грамматические ошибки. Например, морфологические ошибки:

часть 2 ст. 26 гласит: «Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества». На наш взгляд, лучше было бы выразиться «имеет право использовать родной язык, свободно выбирать язык общения, воспитания, обучения и творчества». Перед нами необоснованная с точки зрения морфологии замена глагола отглагольным существительным;

в п. «а» ч. 1 ст. 103 употребляется просторечное отглагольное существительное «дача»: «Дача согласия Президенту Российской Федерации на назначение Председателя Правительства Российской Федерации», — что является частотным, но, на наш взгляд, неправильным в официальных документах, тем более в акте, имеющем высшую юридическую силу. Слово «дача» не просто многозначное, оно имеет относительный омоним (омограф). Прямое значение этого слова — «1) загородный дом для летнего отдыха; 2) загородная местность» [10] и употребление омонима — формы отглагольного существительного дача (от глагола «дать») приводит к дискомфортному восприятию. Мы считаем, что можно перестроить данное предложение и начать п. «а» ч. 1 ст. 103 так: «Предоставление Президенту Российской Федерации полномочий назначать Председателя Правительства Российской Федерации»;

в ч. 3 ст. 99 употребляется словосочетание «старейший по возрасту депутат»: «Первое заседание Государственной Думы открывает старейший по возрасту депутат». В этом предложении наблюдается неточное употребление превосходной степени прилагательного. В статье употребляется простая форма превосходной степени. Слово «старейший» имеет оттенок лексического значения («мудрейший, уважаемый, самый опытный»). На наш взгляд, здесь больше подошло бы словосочетание «самый старший по возрасту депутат», потому что эта составная форма превосходной степени более уместна в безоценочном, обезличенном официально-деловом стиле;

в ч. 3 ст. 128 Конституции РФ указано, что порядок образования и деятельности Конституционного Суда, Верховного Суда и иных федеральных судов «устанавливаются федеральным конституционным законом». Это не соответствует действительности, потому что на данный момент в Российской Федерации действуют несколько федеральных конституционных законов, уточняющих положения ст. 128 (ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», ФКЗ «О судах общей юрисдикции в РФ», ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», ФКЗ «О военных судах в Российской Федерации»). Для корректности формулировки, по нашему мнению, требуется изменить форму единственного числа на форму множественного, потому что это будет более точно соответствовать реальной правовой ситуации: «устанавливаются федеральными конституционными законами»;

в ст. 31 Конституции РФ наблюдается аналогичный случай: перечисляются виды публичных мероприятий. Все они, за исключением пикетирования, употреблены во множественном числе: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование», хотя даже в названии ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» употребляется форма множественного числа. Скорее всего, это просто опечатка из‑за невнимательности автора статьи. Подчеркнем, что при перечислении однородных членов предложения формы слов должны употребляться в одном числе и падеже;

ч. 2 ст. 46 содержит ошибку в употребление падежа — вместо винительного падежа, слово «суд» должно быть употреблено в предложном падеже, а не в винительном: «Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд» (надо: «…могут быть обжалованы в суде») в соответствии с правилом о склонении существительных мужского рода.

Мы нашли синтаксические недочеты:

в ч. 2 ст. 90 Конституции РФ написано, что указы и распоряжения Президента России обязательны «для исполнения», а в ч. 2 ст. 115 — что постановления и распоряжения Правительства обязательны «к исполнению». Здесь наблюдается неточное употребление форм существительных с предлогом. Приведение к единообразию в данном случае было бы более уместно. Предлог «к» относится к грамматической форме дательного падежа, а предлог «для» — к родительному падежу. Мы полагаем, что лучше употребить фразу «для исполнения»;

ч. 2 ст. 56, пункт «б» ст. 84, ст. 88 содержат ошибки в употреблении формы слова. Вместо предложного падежа единственного числа мужского рода слова «установленный» и «предусмотренный» употреблены в предложном падеже множественного числа: «при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом», «при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом». Обстоятельства и порядок в данном случае нельзя считать однородными членами.

Также мы обнаружили орфографический недочет:

В ч. 1 ст. 5 Конституции РФ «Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации.» в слове «краев» буква ё не оформлена надлежащим образом, что является нарушением нормы в русском языке. Такую же ошибку мы можем наблюдать в ч. 1 ст. 93 Конституции РФ «Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности…» и в ч. 1 п. «в» ст. 103 Конституции РФ «заслушивание ежегодных отчетов Правительства Российской Федерации о результатах его деятельности…». Отметим, что существует правило: если смысл слова понятен и не искажён, то букву ё можно заменить на е, поэтому названная выше ошибка в Конституции РФ не является грубой.

Назовём пунктуационный недочёт:

В ч. 1 ст. 81 Конституции РФ сказано следующее: «Президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.» Мы полагаем, что после слова «всеобщего» нужна запятая в соответствии с правилом постановки запятой при перечислении однородных членов предложения. Однородность и неоднородность членов предложения может зависеть от лексических значений, которыми наделяет законодатель данный ряд. В комментарии к толкованию данной статьи говорится, что избрание Президента РФ на должность «может считаться легитимным, если оно осуществляется на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.» Если всеобщий имеет значение «равный», то запятая нужна. Необходимо прийти к единообразию, чтобы избежать таких недочётов.

Данный список можно было бы продолжить. Из всего вышеуказанного считаем необходимым заключить, что из‑за особенностей разработки и принятия, а именно участия в создании большого числа авторов, особенностей исторической ситуации, сложившейся в период принятия Конституции, сжатых сроков, отведенных на её создание, в главном законе страны содержится достаточно много языковых неточностей и ошибок. Этого необходимо постараться избежать в будущем, особенно в случае принятия поправок к тексту существующей или создания новой Конституции, поскольку наличие языковых ошибок и неточностей может повлечь неблагоприятные последствия во всей национальной правовой системе России.



[1]  Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б. Н. Топорнин. М.: Юристь, 2001. С. 615.

[2]  Царев А. Ю. О текстовых дефектах Конституции Российской Федерации// Пробелы в российском законодательстве. 2015. № 1. С. 53–60.

[3]  Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С. А. Кузнецова. СПб., 2014. С. 1229.

[4]  Там же. С. 693.

[5]  Царев А. Ю. Указ. соч. С. 53–60.

[6]  Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С. А. Кузнецова. С. 989.

[7]  Там же. С. 354.

[8]  Там же. С. 155.

[9]  Там же. Ст. «впредь».

[10]  Там же. С. 240.