Понимание доступности правосудия и ее места в современной правовой системе

Бойчук В.В.
студент 1 курса магистратуры
группы «Правосудие по гражданским и административным делам и экономическим спорам»

В современной правовой теории существует множество основополагающих терминов, значение которых признается общепонятными и общепризнанными. Такое признание ведет к тому, что, зачастую, ключевые понятия и категории, на которых основывается вся правовая система, отрасли права, отдельные институты, не имеют четко закрепленной в правовых нормах формы. Следствием этого является их дифферентное толкование в правовой теории в зависимости от взглядов авторов[1].

Такая ситуация влечет не только возможность неправильного понимания отдельных юридических норм, но и смысла права и его элементов в целом. Такие категории как «право», «правосудие», «доступность правосудия», «право на обращение в суд» являются «фундаментом» правовой системы, а «фундамент» не может не быть четко определен. В данной работе будут рассмотрены вопросы понимания доступности правосудия, ее места в системе российского права. Поставленные проблемы представляются актуальными на фоне реализуемой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 гг.»[2], согласно которой в качестве основного направления развития судебной системы отмечено обеспечение доступа граждан к правосудию, достижение максимальной открытости и прозрачности процессуальной составляющей, реализация принципа независимости и объективности.

Конституция РФ в ст.46 закрепляет «право на судебную защиту». В доктрине российского права данное положение напрямую связывают с «доступностью правосудия», отождествляют эти понятия. Учеными отмечается «роль доступности правосудия» для всего правового процесса, ее всеобъемлющий характер. Правовые исследования данной категории проводятся начиная с 60-х гг. прошлого века. Однако современные реалии таковы, что легального понятия до сих пор не существует. Напротив, отечественная юридическая теория содержит противоречивые подходы к тому, что стоит понимать под «доступностью правосудия», каковы ее составные элементы[3].

Согласно одной из точек зрения, сформированной отечественными авторами, «доступность правосудия» сводится к расширенному понятию «права на иск»[4]. Вторая распространенная точка зрения «доступность правосудия» является понятием, включающим в себя содержание двух правомочий: «права на обращение в суд» и «права на удовлетворение материально-правового требования заинтересованного лица» (что, по своей сути, близко к первой позиции)[5].

Европейский Суд по правам человека представляет доступ к правосудию как составную часть «права на суд», закрепленного в ст.6 ЕКПЧ. В своих решениях наднациональный орган разъясняет, что заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде и ему не должны помешать чрезмерные правовые или практические препятствия[6].

Некоторые авторы в своих трудах сводят понимание «доступности» к «цели судоустроительного развития»[7]. Так, Приходько И.А. определяет «доступность» как некий критерий: «...процессуальный аспект доступности правосудия в общей форме может быть определен как адекватность процессуального законодательства и практики его применения судами общественным потребностям и ожиданиям в том, что касается возможности получения каждым судебной защиты»[8].

В советский период Семеновым В.М. «доступность правосудия» впервые была обоснована как самостоятельный межотраслевой принцип, присущий процессуальному праву в целом. Он рассматривал «принцип доступности судебной защиты прав и интересов» как обеспеченную государством возможность любого заинтересованного лица обратиться в порядке, установленном гражданским процессуальным законом, в суд за защитой прав и интересов и отстаивать их в судебном процессе. Данный автор выделял следующие элементы, составляющие принцип процессуальной доступности:

а) «право на обращение в суд за судебной защитой» как составной элемент «принципа доступности»;

б) «право на обращение в суд» имеет любое лицо, заинтересованное в получении судебной защиты. При этом «заинтересованность» понималась как в материально-правовом, так и в процессуальном смысле;

в) основания процессуального интереса могут быть различными;

г) осуществление «принципа доступности судебной защиты» закон связывает с нарушением или оспариванием субъективных прав. Это нарушение может быть не только действительным, но и предполагаемым;

д) «принцип доступности судебной защиты» выражается во всей полноте процессуальных прав лиц, обратившихся в суд. Наделение законом участвующих в деле лиц широкими процессуальными правами само по себе есть реальный факт проявления рассматриваемого принципа[9].

Идея признания «доступности правосудия» как принципа процессуальных отраслей права была «подхвачена» многими правоведами и является на данный момент превалирующей в теории права. И, действительно, если исследовать «доступность правосудия» на наличие элементов правового принципа, то таковые в ней обнаруживаются в полной мере. К примеру «доступности правосудия» присущи все основные функции правовых принципов:

  • систематизация – «доступность правосудия» формирует нормы, правовые институты, процессуальные отрасли в целом;
  • правотворчество – курс на повышение «доступа к правосудию», безусловно, подталкивает развитие процессуального законодательства, примером тому служат изменения в АПК РФ и ГПК РФ, связанные с добавлением института приказного производства в первый и упрощенного производства – во второй;
  • регуляция – идея «доступности правосудия» направляет применение юридических норм, определяет результат рассмотрения конкретного дела;
  • интегративная функция – связывает право и общество, подчеркивает социальный характер судебной защиты.

Однако «доступность правосудия», обладая признаками, необходимыми для определения правового принципа, проявляет себя шире. Прослеживается поглощение «доступностью» других процессуальных принципов. Так, «принцип законности» неразрывно связан с «доступностью правосудия». Правосудие невозможно без надлежащего применения и соблюдения правовых норм и с учетом их иерархии. Судебное разбирательство теряет свои рамки и объективность без соблюдения четкой процессуальной формы, что делает правосудие недоступным. «Принцип гласности судебного разбирательства» подчеркивает социальный характер разрешения дел в суде. Такой подход позволяет каждому наблюдать за соблюдением законности, за качеством работы судебной системы, а также дает прямой доступ к сложившейся судебной практике. Стоит отметить родственность самих понятий «гласность» и «доступность».

Не так очевидны взаимосвязи «доступности» и принципов «состязательности», «диспозитивности», «процессуального равенства». Однако рассматривая такие категории как «доступность правосудия», «право на судебную защиту» не стоит забывать, что таким правом наделена не одна обращающаяся к суду сторона судебного разбирательства, но и противоположная ей. К примеру, в гражданском процессе при удовлетворении законных требований истца суд проверяет правильность расчетов, произведенных истцом, тем самым реализуя право ответчика на соразмерность ответственности. В противном случае истец получил бы определенную доступность, но точно не доступность правосудия.

При исследовании на соответствие других принципов, следует помнить, что сам судебный процесс направлен на достижение главной своей цели – правосудия. Следовательно, реализация через процессуальные институты и нормы правовых принципов есть и реализация «доступного правосудия».

Таким образом, «доступность правосудия» выступает в иной роли, нежели просто принцип. Возможно ее понимание как «надпринципиальной» категории. Она заключает в себя сам дух и смысл процессуального права. «Доступность правосудия» (при идеализации понятия «правосудие») выступает как доступность достижения истины в рамках законной процедуры. Соглашаясь с отечественными и зарубежными авторами[10] стоит отметить многоаспектный характер данной категории. «Доступность» является одновременно и целью, и критерием современных правовых систем, может служить основой исследований компаративистов.

Из вышесказанного и на основании анализа существующих в доктрине права точек зрения понимания обсуждаемой категории следует вывод, что «доступность правосудия» является одной из основных идей судопроизводства в целом, концепцией, «надпринципом», работоспособность которой можно характеризовать исходя из существующий правовых принципов, институтов, норм, «многообразия юридических возможностей» в их развитии и реализации. «Доступность» пронизывает судебный процесс, начиная с момента возникновения права на подачу иска и до вынесения правосудного решения. Постоянно развиваясь, данная категория повышает свой уровень как количественно (предоставляя возможность каждому без исключения обращаться за защитой своих нарушенных прав и отстаивать свои интересы), так и качественно, упрощая процесс достижения истины, делая разбирательство в суде более объективным. Развитие разных процессуальных аспектов, будь то изменение правил подсудности, добавление новых форм производства, процессуальных гарантий или электронного документооборота, в своей совокупности способствует развитию доступности правосудия.


[1] См.: напр.: Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М., 2007. С. 36-39.

[2] Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. №1406 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013-2020 гг.».

[3] Шереметова Г.С. Право на бесплатную юридическую помощь в гражданском процессе. М.: Статут, 2015.

[4] Гурвич М.А. Избранные труды. Краснодар: Совет. Кубань, 2006. С. 63-73, 163-171.

[5] Абознова О.В. Суд в механизме реализации права на судебную защиту в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 2006.

[6] Решение Европейского суда по правам человека по делу Golder v. the United Kingdom от 21 февраля 1975 г.URL: // http://www.echr.coe.int/ (дата обращения – 05.05.2016).

[7] Кожухарь А.Н. Право на судебную защиту в исковом производстве / Под ред. Е.Г. Мартынчика. Кишинев: Кишинев. гос. ун-т им. В.И. Ленина, 1989.

[8] Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб.: Изд. дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 24.

[9] Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982.

[10] Cappelletti M. Access to Justice and the Welfare State. Firenze, 1979; Toward Equal Justice: A Comparative Study of Legal Aid in Modern Societies (Texts and Materials) / By M. Cappelletti, J. Gordley and E. Johnson Jr. [Studies in Comparative Law. N 13]. Milan: Dott. Editore; Dobbs Ferry, 1975.

Последнее изменениеСуббота, 17 сентября 2016 17:10