Хозяйственная целесообразность как определяющий фактор изменения политики в природопользовании на Обь-Иртышском Севере в период 1920-1930 гг.

Цветкова А.А.
студентка 1 года обучения магистратуры
(факультет экономики и управления территориями)
Московского государственного университета геодезии и картографии

Взаимодействие природы и человека — одна из важнейших проблем современности, в которой по-прежнему преобладает тенденция к покорению природы. В ряде регионов, включая Обь-Иртышский Север, такая деятельность человека привела к потере значительного числа естественных богатств, вызвала ухудшение состояния биосферы и уничтожение многих растений и животных.

Нарушение экологического баланса на Севере Российской Федерации гораздо глубже, чем в любой другой части планетарного Севера. В полной мере это относится и к Обь-Иртышскому Северу ввиду широкомасштабного освоения месторождений углеводородного сырья со второй половины XX в. и создания мощной инфраструктуры, обеспечивающей это освоение.

Современное российское общество заметно регионализируется, что усиливает интерес к истории 1920-х гг., в том числе к развитию хозяйства в целом и его отдельных отраслей. Появились работы по истории природопользования и экологической политики советского государства в 1920-1930 гг., показывающие взаимодействие человека и природы на Обь-Иртышском Севере в общем контексте советской политики того времени.

Общесоюзное законодательство в области природопользования уточнялось региональным с учетом территориальной специфики промыслового хозяйства. Так, в целях восстановления охотничьего хозяйства было принято «Положение об охоте в Уральской области». Общее руководство охотничьим хозяйством возлагалось на Уральский областной лесной отдел Уральского областного земельного управления и его окружные лесные отделы (подотделы охоты), которые должны были принимать надлежащие меры по развитию охотничьего хозяйства. Областными исполкомами, во исполнение центральных распоряжений, ежегодно/раз в два года издавались местные обязательные постановления об охоте. Для охраны ценных охотничьих животных воспрещалась охота: на соболя с 1927 по 1930 гг.; на кидаса (гибрид соболя и куницы) – с 1927 по 1930 гг. и на барсука – с 1926 по 1930 гг. Таким образом, в 1920-е гг. была разработана и введена в действие законодательная основа охоты. Охотничий промысел регулировался на центральном, региональном и местном уровнях.

В тесной связи с охотой находилось лесное хозяйство Обь-Иртышского Севера, регулируемое нормативными документами Уральского областного и Тобольского окружного исполкомов Советов.

Регулированию рыболовства на региональном уровне посвящено значительно меньше нормативных документов. В марте 1924 г. Тобольский окрисполком утвердил постановление о порядке использования рыболовных угодий, закрепляющее арендные отношения в рыболовстве. Рыболовам предлагалось заключать арендные договоры с райисполкомами.

Созданная правовая основа охотничьего, лесного и рыболовного хозяйства не была идеальной. Не всегда нормативные документы соответствовали местной специфике, противореча ей. Главной проблемой оставалась исполнительская дисциплина.

Одной из целей охраны природы Обь-Иртышского Севера было создание охраняемых территорий. В Уральской области к 1927 г. насчитывалось 249 заказников общей площадью 1 766 тыс. десятин (1 % от площади области). Специальную охрану имели 14 заказников, 124 заказника охранялись лесной стражей, 7 – членами охотничьей кооперации (бесплатно); 104 заказника не охранялись. Обозначенные на местности границы имели 46 заказников, для 49 заказников границами служили квартальные просеки, а 154 заказника границы не имели.

Видно, что для сохранения охотничьих ресурсов недостаточно юридически определить заказанную территорию – её следует должным образом охранять, что всегда, особенно на Севере, вызывало серьезные проблемы. Лишь запретительными мерами добиться соблюдения правил охоты невозможно. Поэтому, наряду с нормотворческой, большое внимание уделялось пропагандистской и просветительской работе среди населения, занимающегося охотничьим промыслом. Так, в Сургутском уезде в 1920 г. был создан Союз правильной охоты, объединивший «всех охотников, любителей и промышленников, имеющих жительство в пределах Сургутского уезда в целях интересов охотников, как таковых, охранения дичи и угодий от истребления и расхищения, поднятие культурного уровня своих членов и техники охоты».

Положительные результаты пропаганды и просвещения снижалась из-за больших пространств при чрезвычайно низкой плотности населения, удаленности Обь-Иртышского Севера от хозяйственно-административных центров, плохих путей сообщения и неразвитости средств связи.

Для эффективного регулирования природопользования требовалось проведение землеустройства (упорядочения имевшихся форм землепользования и образования новых), необходимого для «пробуждения» потенциальных возможностей Севера. В 1920-е гг. землеустроительные работы были только начаты, завершившись в 1930-е гг.

В проведении экологической политики на Обь-Иртышском Севере в 1920-е гг.  большую роль играли региональные власти и Комитет Севера при ВЦИК со своими территориальными отделениями, нацеленные на комплексное освоение ресурсов, бережное отношение к природе, сотрудничество с населением. Акцент на аборигенов Севера как акторов, способных полноценно освоить богатые природные ресурсы, соотносился с «положительным» географическим образом региона, формируемым научным и профессиональными сообществами в 1920-е гг.

К концу 1920 - началу 1930-х гг. ситуация в природопользовании ухудшилась. Усиливается давление хозяйственных ведомств (Наркомторг, Наркомснаб и т.п.). Центральным элементом политики и практики по отношению к природе стал утилитаризм, бесконтрольное использование природных ресурсов для ускорения экономического роста и немедленного экономического эффекта.  Курс первых пятилеток на стремительную индустриализацию и коллективизацию привел к радикальному воздействию на природные ресурсы. Вопросы охраны ресурсов и их комплексного использования отошли на второй план, а коренное население фактически было отстранено от реального управления регионом.

Таким образом, именно хозяйственную целесообразность можно считать определяющим фактором изменения политики в природопользовании на Обь-Иртышском Севере в период 1920 - 1930 гг.

Последнее изменениеСуббота, 17 сентября 2016 17:11

Оставить комментарий