Проблемы квалификации преступлений, связанных с уклонением от военной службы путём дезертирства

Смирнова А.С.
студентка 3 курса
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Дезертирство является тяжким и одним из наиболее опасных воинских преступлений, которое, кроме нарушения уголовно-правового запрета, нарушает конституционную обязанность гражданина Российской Федерации по защите Отечества. Как отмечает В.В. Лунеев, «социальная вредность преступлений против военной службы связана не только с нарушением общественного порядка, характерного для преступных деяний обычных граждан, но также и с ослаблением воинской дисциплины как важнейшей составляющей боевой готовности воинских частей и подразделений» [1]. Начиная с Уголовного кодекса РСФСР 1922 г., уклонение от прохождения военной службы находит свою правовую оценку и является одним из традиционных составов, переходящих из одного уголовного кодекса в другой. Однако проблемы квалификации данного преступления остаются все столь же актуальными.

По смыслу ст. 338 Уголовного кодекса Российской Федерации [2] (далее - УК РФ) дезертирство определяется как «самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения службы, а равно неявка в тех же целях на службу».

Дезертирство является длящимся преступлением, т.е. окончено в момент явки виновного или пресечения. Н.Ф. Кузнецова указывает, что, являясь оконченным, такое преступление продолжает совершаться, при этом растягивая во времени преступное последствие [3]. Особенностью преступлений против военной службы выступает наличие организационного вреда вне зависимости, указан он как признак состава или нет.

Важный признак, помогающий отграничить дезертирство от самовольного оставления части или места службы, - это цель уклонения. Выполняя объективную сторону дезертирства, целью лица является избавление от прохождения военной службы вовсе, а не на определенный период, указанный в диспозиции ст. 337 УК РФ. В каждом конкретном случае цель уклонения от военной службы следует устанавливать, основываясь на обстоятельствах конкретного дела. Фактами, подтверждающими наличие у лица такой цели, могут являться, например, приобретение поддельных документов, подготовка гражданской одежды, чтобы сокрыть свою принадлежность к вооруженным силам, оповещение в письмах к родственникам о скором прибытии и т.д. Умысел на уклонения от военной службы у лица может возникнуть как до оставления места службы, так и в процессе самовольного оставления части или места службы. В таком случае квалификация производится по ст. 338 УК РФ, так как менее тяжкое преступление перерастает в более тяжкое, происходит трансформация умысла.

Ч. 2 ст. 338 УК РФ предусматривает дезертирство военнослужащего с оружием, которое вверено ему по службе. Под оружием, вверенным по службе, следует понимать такое оружие, которым лицо обладает правомерно в соответствии с возложенными на него обязанностями военной службы [4]. Повышенная общественная опасность совершения дезертирства с оружием заключается в увеличении опасности лица, совершающего данное преступление, так как дезертир может использовать оружие, чтобы покинуть место службы или при его задержании. Кроме того, оружие, вверенное военнослужащему, является боевым. Поэтому общественная опасность дезертирства с оружием увеличивается за счет того, что при избавлении дезертира от оружия им могут завладеть третьи лица и распорядиться по своему усмотрению, в том числе и в преступных целях.

Если противоправное завладение оружием содержит признаки хищения, то деяние дополнительно квалифицируется по ст. 226 УК РФ, имеет место реальная совокупность преступлений. Однако по данной норме не может квалифицироваться дезертирство с оружием, не вверенным лицу по службе, а похищенным им. В данном случае квалификация осуществляется по ч. 1 ст. 338 УК РФ и ст. 226 УК РФ.

Рядовой З. в целях уклонения от прохождения службы с вверенным ему оружием самовольно оставил пост внутреннего караула в период исполнения обязанности часового, после чего совершил ряд других преступлений с применением данного оружия.

Эти его действия наряду с иными статьями обоснованно квалифицированы военным судом Ижевского гарнизона по ч. 2 ст. 338 и ч. 1 ст. 226 УК. Такая позиция нашла свое отражение и в определениях Военной коллегии по ряду уголовных дел.

Приведенный пример показателен также и с точки зрения правильной оценки хищения оружия лицом, входившим в состав караула. Ранее в судебной практике встречались случаи квалификации подобных действий по п. "в" ч. 3 ст. 226 УК [5].

На практике ряд трудностей вызывает квалификация дезертирства с оружием, вверенным лицу по службе, когда признаки хищения такого оружия явно не усматриваются. Примером может послужить дезертирство военнослужащего с поста вместе с оружием, которое он в дальнейшем продолжает использовать по своему усмотрению, передает кому-либо или попросту избавляется от него. Также встречаются случаи, когда дезертир, покинув место службы с вверенным ему оружием, избавляется от него в короткий промежуток времени. В.В. Хомчик высказывает определенную позицию по данному вопросу на примере дезертирства рядового К. с выданным ему оружием (автоматом), в последующем оставленным на одной из дач в близлежащем поселке, где автомат впоследствии и был найден посторонними лицами, что свидетельствует о наличии в действиях рядового К. не только ч. 2 комментируемой статьи, но и признаков хищения оружия[6].

Таким образом, квалификация преступлений, связанных с уклонением от военной службы путем дезертирства, является актуальной проблемой, так как вызывает ряд трудностей не только у студентов, но и у ряда практических работников, что требует более углубленного изучения данной тематики представителями научных сообществ.



[1] Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции: Мировой криминологический анализ. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 743.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. 17.06. № 25. Ст. 2954.

[3] Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М.: Городец, 2007. С. 310.

[4] П. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 03.04.2008 N 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» // Российская газета. 2008. 09.04. N 76.

[5] Преступления против порядка пребывания на военной службе (уклонения от военной службы: Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими // СПС «Консультант Плюс».

[6] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 13-е изд. / Под ред. В. М. Лебедева. М.: Юрайт, 2013. С. 102.

Оставить комментарий