Обеспечение соблюдения военнослужащими норм международного гуманитарного права

Жудро С.К.
студент 3 курса
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»

«Если война перестает подчиняться праву, она становится простым насилием, злоупотреблением силой» - так говорил профессор, заслуженный юрист РФ Иван Никифорович Арцибасов. Он внес большой вклад в развитие военно-юридической науки и во всех своих научных трудах утверждал, что в любом вооруженном конфликте стороны обязаны соблюдать нормы и принципы международного гуманитарного права. Я полностью согласен с точкой зрения Ивана Никифоровича Арцибасова и считают этот вопрос актуальным в настоящее время, когда Вооруженные Силы Российской Федерации регулярно привлекаются для выполнения различных боевых задач, в том числе миротворческих. Это и военная операция России в Сирии, и миротворческая миссия в Южной Осетии, и размещение оперативной группировки войск в Приднестровье и т.д. В условиях же контртеррористических и миротворческих операций считаю, что соблюдение законодательства, как внутреннего, так и международного, должно быть первостепенной задачей, ведь цель таких мероприятий непосредственно заключается в восстановлении и поддержании мира и правопорядка на территории, где ведутся боевые действия или существует угроза их возникновения.

Международное гуманитарное право известно как право войны или право вооруженных конфликтов. Общепринятые правила международного гуманитарного права ограничивают вооруженные силы стран - участников боевых действий в выборе средств и методов ведения боевых действий, защищают мирное население, обеспечивают гуманное отношение к военнопленным. Однако всегда были, есть и будут попытки нарушения норм международного права. Как правило, те, кто их нарушают, прикрываются такими лозунгами, как «на войне все средства хороши», «победителей не судят» или «цель оправдывает средства». Поэтому большое значение имеет не только контроль за соблюдение норм МГП и привлечение к ответственности за их нарушение, но и искоренение причин, порождающих «злоупотребление силой», в том числе неправильное правовое воспитание личного состава. Именно поэтому в армии необходим постоянный контроль за соблюдением законодательства.

В ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации определено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Российская Федерация является участницей большого количества международных договоров в области международного гуманитарного права. Основными из них являются Гаагские конвенции 1907 г., Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. и дополнительные протоколы к ним, а также Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия 1980 г. и протоколы к ней. В каждом из этих документов Россия берет на себя обязательства по их соблюдению.

Уже на основании данных международных договоров были изданы нормативные правовые акты внутреннего законодательства, которые предписывают военнослужащим РФ соблюдать нормы международного гуманитарного права. Так, эти внутренние документы вводят дополнительные обязанности для ряда должностных лиц Вооруженных Сил РФ и устанавливают ответственность за нарушение данных международных норм. Из числа основополагающих следует отметить Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденную Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537, и Военную доктрину Российской Федерации, утвержденную Указом Президента РФ от 25 декабря 2014 г., в которых закрепляется, что их основу составляют Конституция РФ, общепринятые принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации. Если говорить об иных нормативных правовых актах, то следует упомянуть такие документы, как Наставление по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил РФ, утвержденное приказом Министра обороны РФ от 8 августа 2001 г. № 360, Положение о юридической службе Вооруженных Сил РФ, утвержденное приказом Министра обороны РФ от 21 марта 1998 г. № 100, а также Наставление по правовой работе в Вооруженных Силах РФ, утвержденное приказом Министра обороны РФ от 3 декабря 2015 г. № 717.

Необходимость юридической помощи в условиях вооруженного конфликта, а также при проведении контртеррористических или миротворческих операций обусловлена еще и тем, что отрасль международного гуманитарного права объемна и переплетается с иными отраслями международного и внутреннего законодательства. Следовательно, командиру нужна правовая поддержка для проверки проектов его боевых приказов на соответствие нормам международных договоров и соглашений.

В соответствии со ст. 82 Дополнительного протокола № 1 к Женевским конвенциям 1949 г. государство, находящееся в вооруженном конфликте, обеспечивает наличие в войсках юридических советников, которые в пределах своих полномочий будут давать советы военным командирам по применению норм международного гуманитарного права и инструктировать личный состав вооруженных сил по этому вопросу. Как следует из ст. 106 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495, в период вооруженных конфликтов обязанности юридического советника исполняет помощник командира по правовой работе.

Обязанности помощника командира полка (корабля 1 ранга) по правовой работе закреплены в ст. 107 Устава внутренней службы ВС РФ и в вышеназванных постановлениях и наставлениях ВС РФ. С точки зрения обеспечения соблюдения военнослужащими норм международного права следует выделить следующие его основные обязанности:

1) проведение правовых экспертиз и визирование проектов приказов командира;

2) представление в судах законных прав и интересов войсковой части, а также ее военнослужащих и лиц гражданского персонала по вопросам их служебной деятельности;

3) участие в организации и осуществлении правового обучения личного состава;

4) дача разъяснений по вопросам применения норм МГП в условиях решения конкретных боевых задач;

5) проведение по указанию командира отдельных занятий с офицерами, а также проверка их знания норм международного гуманитарного права;

6) учет нарушения норм МГП противником;

7) взаимодействие с местными органами власти и правоохранительными органами в интересах обеспечения бесконфликтных отношений личного состава с гражданским населением.

Однако нужно отметить, что важнейшую роль в обеспечении соблюдения военнослужащими норм международного гуманитарного права играет сам командир войсковой части, у которого в соответствии с вышеназванными положениями и наставлениями ВС РФ существуют определенные обязанности, среди которых:

1. В ходе подготовки к боевым действиям:

1.1. организовывать изучение подчиненными норм международного гуманитарного права и принимать в нем личное участие, обращая внимание на возможную ответственность за нарушение данных норм;

1.2. постоянно поддерживать правопорядок и высокую воинскую дисциплину в подразделении;

1.3. избегать размещения военных объектов в густонаселенных районах и предусматривать меры для защиты медицинского персонала, жертв вооруженного конфликта и гражданского населения;

1.4. контролировать наличие у военнослужащих удостоверений личности, в том числе опознавательного медальона, а также наличие в подразделении необходимых международных средств опознавания;

1.5. организовывать работу по поиску и передаче информации о пропавших без вести;

1.6. обеспечивать работу медперсонала и должностных лиц юридической службы.

2. В условиях боевых действий:

2.1. подавать личный пример в соблюдении норм международного гуманитарного права;

2.2. привлекать к ответственности лиц, нарушивших нормы международного права;

2.3. оказывать уважение, покровительство и содействие Международному Комитету Красного Креста в выполнении им своих функций.

Отдельную роль в обеспечении законности, правопорядка и дисциплины в ВС РФ выполняет военная полиция Вооруженных Сил РФ. Так, в соответствии с п. 40 ст. 20 Устава военной полиции Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 25.03.2015 № 161, военная полиция ВС РФ участвует в проведении контртеррористических операций и обеспечении режимов чрезвычайного и военного положения. Особенности деятельности Военной полиции на территории иностранного государства регулируются международным договором между Российской Федераций и государством, на территории которого они дислоцированы (ст. 31 Устава военной полиции ВС РФ).

Немаловажен и прокурорский надзор за соблюдением войсками норм международного гуманитарного права. Абзацем 3 п. 1 ст. 46 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» закреплено, что за пределами России, где в соответствии с международным договором дислоцируются войска РФ, осуществление функций прокуратуры может быть возложено на органы военной прокуратуры.

Необходимо отметить, что законодателем предусмотрена отдельная глава 34 в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, которая предусматривает ответственность за преступления против мира и безопасности человечества. Особенностью преступлений, включенных в указанную главу, прежде всего является их исключительная общественная опасность. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что в соответствии с ч. 5 ст. 77 УК РФ за совершение преступлений, предусмотренных ст. 353, 356, 357 и 358 УК РФ, к лицу не применяются сроки давности освобождения от уголовной ответственности.

Для военнослужащих установлена отдельная уголовная ответственность за общественно опасные нарушения воинской дисциплины в главе 33 УК РФ. Эти нормы обеспечивают соблюдение норм МГП.

Примерами привлечения военнослужащих к уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении мирного населения в условиях проведения контртеррористической операции являются уголовные дела в отношении Ю. Д. Буданова и Э. А. Ульмана, а также дело Аракчеева и Худякова.

Недостатком действующего Уголовного законодательства, по моему мнению, является отсутствие специальных норм, устанавливающих повышенную уголовную ответственность за воинские преступления, совершенные в военное время или в боевой обстановке. Такие нормы имели место в Уголовном кодексе РСФСР 1961 г.

Говоря о практической стороне вопроса, следует подчеркнуть, что в современной армии необходимо делать упор на повышении правосознания именно командного состава. Объясняется это тем, что в настоящее время командиры, сталкиваясь с вопросами применения норм международного гуманитарного права, чаще всего руководствуются соображениями здравого смысла и собственного опыта. И в этом есть определенная логика, ведь большинство норм и принципов международного права основываются именно на понятиях морали и нравственности. Поэтому чаще всего такие действия командиров и начальников оправданы реалиями сложившейся ситуации. Однако нужно понимать, что такой подход неверен, так как рано или поздно правовая неосведомленность может привести к трагическим последствиям. Поэтому, с моей точки зрения, государству необходимо в первую очередь повысить правовую культуру командного (начальствующего) состава Вооруженных Сил РФ.

Также считаю, что военнослужащим необходимо постоянно напоминать об ответственности за нарушение любого законодательства, как внутреннего, так и международного. В связи с этим в условиях вооруженного конфликта следует увеличить количество проведения выездных судебных заседаний в присутствии личного состава. Военнослужащие должны видеть, что за нарушение закона следует реальная ответственность, а не только угроза ее применения.

Подводя итог своей работе, хотел бы еще раз отметить, что соблюдение военнослужащими норм международного гуманитарного права обеспечивается не только работой помощника по правовой работе, но и самим командиром и другими органами государственной власти, такими как органы военной полиции, военной прокуратуры и военными судами.

Оставить комментарий