Право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещённой законом экономической деятельности: основания и пределы ограничения

Синев А.А.
студент 3 курса ФНО
ФГБОУ «Российский государственный университет правосудия»

Право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности строится на свободе экономической деятельности, гарантированной ч. 1 ст. 8 Конституции РФ [1]. В науке экономическая деятельность как объект конституционно-правового регулирования определяется через «совокупность действий, представляющих собой производство, обмен и распределение материальных и духовных благ, осуществляемую на основе разделения труда (профессионализма) в целях удовлетворения духовных и материальных потребностей отдельного человека, групп людей, всего общества» [2]. Исходя из этого определения можно сказать, что правом на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещённой законом экономической деятельности является возможность использовать свои навыки, знания, умения и имущество для производства, обмена и (или) распределения материальных и духовных благ в целях удовлетворения духовных и материальных потребностей индивида, группы лиц или всего общества в определённых Конституцией РФ и федеральным законодательством пределах.

Данное право нашло своё закрепление в ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, а также в ст. 18 ГК РФ[3].

Сама формулировка ч. 1 ст. 34 Конституции РФ предполагает автономию воли при осуществлении предпринимательской и иной не запрещённой законом деятельности, ограниченную императивными нормами. Иными словами, данное право построено на принципе «разрешено всё, что не запрещено». Такая концепция гарантирует самостоятельную, инициативную, творческую деятельность граждан, расчищая, таким образом, плацдарм для развития различных сфер общества.

Согласно положениям ч. 3 ст. 55 и ч. 2 ст. 34 Конституции РФ данное право может быть ограничено в целях защиты основ конституционного строя и способствования развития конкуренции в экономике страны. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18.07.2003 № 14-П по этому поводу указал, что по смыслу положений ч. 3 ст. 55 и ст. 34 Конституции РФ возможные ограничения федеральным законом права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности, исходя из общих принципов права, должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц [4]. Относительно принципа справедливости в Постановлении от 24.06.2009 № 11-П Конституционный Суд Российской Федерации уточнил, что свобода, признаваемая за лицами, осуществляющими предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность, равно как и гарантируемая им защита должны быть уравновешены обращенным к этим лицам требованием ответственного отношения к правам и свободам тех, кого затрагивает их хозяйственная деятельность [5]. То есть право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности заканчивается там, где начинается чужое право или чужая свобода (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ).

Также в Постановлении от 23 января 2007 г. № 1-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что пределы свободы экономической деятельности, а равно права свободно использовать свои способности и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности, могут быть не только формально закреплёнными, но и объективными, уточняя, что они определяются основами конституционного строя и публичного правопорядка [6]. В качестве примера можно привести факт оказания риелтором услуг для приобретения земельного участка иностранными юридическими лицами, учредителями которых являются государственные органы. Несмотря на то, что в законодательстве России нет прямого запрета на совершение таких сделок, она будет нелегальной по объективным причинам, потому что при её совершении возможно возникновение риска образования на этих земельных участках экстерриториальности, вывода территории Российской Федерации из-под её правового поля. В этом случае целостность Российской Федерации может быть нарушена, что, безусловно, является нарушением основ конституционного строя Российской Федерации.

Часть 2 ст. 34 Конституции РФ запрещает экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Прежде всего такой запрет нацелен на искоренение возможности образования материальной зависимости потребителей рынка от монополиста. Таким образом, опять всё сводится к публичным интересам и основам конституционного законодательства. С этой же целью законодатель устанавливает тарифы и правила взаимодействия с потребителями для естественных монополий.

В науке конституционного права такие ограничения, основанные на ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, относятся к общему режиму ограничения прав и свобод человека и гражданина[7]. Также выделяются специальный и чрезвычайный режимы. Специальный режим касается отдельных граждан, чей статус вызывает необходимость возложения на них дополнительных обязанностей или ограничений. В рамках права свободно распоряжаться своими способностями и имуществом для осуществления не запрещённой законом экономической деятельности к этому режиму можно отнести установленный ч. 3 ст. 97 Конституции РФ запрет заниматься какой-либо оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной или творческой, для депутатов Государственной Думы Российской Федерации. Аналогичный запрет установлен для государственных гражданских служащих пп. 2, 3 ч. 1 ст. 17 ФЗ «О государственной гражданской службе» [8]. Данные запреты установлены, прежде всего, для искоренения коррупции, которая нарушает публичные интересы. Представляется, что эти ограничения конституционных прав граждан должны быть компенсированы преимуществом в реализации других прав и свобод.

К чрезвычайному режиму ограничения относятся ограничения, основанные на ст. 56 Конституции РФ. Однако согласно ч. 3 ст. 56 Конституции РФ право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом деятельности данным режимом не может быть ограничено.

Предоставление положениями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ исключительной возможности ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, имеет рациональное зерно. Однако это не всегда позволяет регулировать общественные отношения в соответствии с их развитием.

Например, 23 декабря 2016 г. Главный санитарный врач Российской Федерации постановил приостановить розничную торговлю спиртосодержащей непищевой продукции[9]. С точки зрения позитивного права у него нет полномочий ограничивать право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещённой законом экономической деятельности. Изданный запрет применению не подлежал, так как Кодекс об административных правонарушениях РФ [10] не предусматривает наличия ответственности за отступление от предписаний Главного санитарного врача Российской Федерации. Хотя эту ситуацию, вызванную массовым отравлением, необходимо было решать оперативно.

Таким образом, право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещённой законом экономической деятельности может быть ограничено прежде всего Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством. Целью данных ограничений является гарантирование этих прав другим участникам общественных отношений, защита основ конституционного строя и реализация общих принципов права. Вместе с тем данное право наравне с правом на жизнь, на защиту достоинства личности и доброго имени, на неприкосновенность частной жизни не может быть ограничено в условиях чрезвычайного положения, что свидетельствует о его особом значении.



[1] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. 04.08. № 31. Ст. 4398.

[2] Геворкян М.В. Конституционно-правовые основы экономической деятельности в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 14.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 28.03.2017) // СЗ РФ. 1994. 05.12. N 32. Ст. 3301.

[4] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 № 14-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона «Об акционерных обществах», статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО «Медиа-Мост» и ЗАО «Московская Независимая Вещательная Корпорация» // СЗ РФ. 2003. 28.07. № 30. Ст. 3102.

[5] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 24.06.2009 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 22.1 и 23.1 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и статей 23, 37 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с жалобами ОАО «Газэнергосеть» и ОАО «Нижнекамскнефтехим» // СЗ РФ. 2009. 13.07. № 28. Ст. 3581.

[6] См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»// ВКС. 2007. № 1.

[7] Уваров А.А. Конституционные основы обеспечения прав человека в Российской Федерации // Вестник ОГУ. 2005. № 3. С. 183.

[8] Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ (ред. от 03.04.2017) «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. 02.08. № 31. Ст. 3215.

[9] Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 23 декабря 2016 г. № 195 г. Москва «О приостановлении розничной торговли спиртосодержащей непищевой продукцией» // РГ. 2016. 28.12. № 295.

[10] Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 21.12.2016) // РГ. 2001. 31.12. № 256.