Исполнение приказа как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность

Депутатова А.В.
Российский государственный университет правосудия
студентка 1 курса магистерской программы по направлению:
«Юрист в сфере уголовного судопроизводства»

Научный руководитель Миронов В.С.
канд. юрид. наук, майор юстиции

Исполнение незаконного приказа при соблюдении ряда определенных условий является обстоятельством не наступления уголовной ответственности, а именно исключающим уголовную ответственность, в связи с устранением признака виновности преступления.

В статье 42 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) закреплены условия правомерности исполнения незаконного приказа, согласно данной статье не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность [1].

Определение понятия приказа закреплено в ст. 39 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (далее – УВС ВС РФ), согласно которой «Приказ – распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-либо порядок, положение» [2].

Приказ может быть отдан в письменном виде, устно или по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих.

Обсуждение (критика) приказа недопустимо, а неисполнение приказа командира, отданного в установленном порядке, является преступлением против военной службы согласно ст. 332 УК РФ.

Таким образом, существуют следующие условия правомерности исполнения незаконного приказа.

Приказ должен быть незаконным, законный приказ не влечет уголовную ответственность, поэтому и «исключать» ответственность не приходится.

Приказ должен быть обязательным для лица, его получившего, при отсутствии обязанности, когда лицо могло действовать самостоятельно, вовсе нельзя говорить об исключении уголовной ответственности.

Обязательность приказа для лица обуславливается двумя критериями: во-первых, он должен быть отдан соответствующим компетентным лицом, в подчинении которого находится лицо, принимающее приказ, во-вторых, должна быть соблюдена надлежащая форма отдачи приказа.

В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК РФ лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа, несет уголовную ответственность на общих основаниях.

Заведомость означает явность, очевидность для исполнителя того факта, что приказ, отданный ему, является преступным. Осознание этого должно иметь место еще до начала исполнения приказа. «Заведомость» указывает на единственно возможную форму вины в совершенном преступлении – умысел – и исключает возможность совершения неосторожного преступления во исполнение приказа.

Таким образом, приказ для лица носит обязательный характер. Его невыполнение предполагает возможность наступления одного из видов юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной).

Уголовную ответственность за реализацию незаконного приказа несёт лицо, отдавшее его. Ситуация, когда исполнитель не осознаёт незаконный характер приказа, выступает не чем иным, как посредственным причинением, когда лицо, отдавшее приказ, фактически совершает преступление посредством использования другого лица, не осознающего обстоятельства содеянного. Если исполнитель осознаёт незаконность приказа, но тем не менее выполняет его, содеянное должно рассматриваться как соучастие в совершении преступления [3].

Исполнитель, осознававший незаконность приказа, несет уголовную ответственность за причинение вреда в результате совершенного им во исполнение приказа умышленного преступления наряду с начальником, отдавшим приказ. При этом лицо, отдавшее преступный приказ, несет уголовную ответственность как организатор преступления [4].

Однако в теории уголовного права имеется и другая точка зрения, согласно которой отдача незаконного приказа должна квалифицироваться как подстрекательство к преступлению [5].

В своих разъяснениях Пленум Верховного суда РФ уточняет, что действия лица, издавшего незаконный приказ, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации со ссылкой на ч. 3 или 4 ст. 33 УК РФ. Лицо, издавшее заведомо незаконный приказ лицу, не осознавшему незаконность такого приказа или распоряжения и исполнившему его, подлежит ответственности как исполнитель преступления [6].

Неисполнение заведомо незаконного приказа в соответствии со ст. 42 УК РФ исключает уголовную ответственность.

Однако стоит отметить противоречивость норм Уголовного кодекса и Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. Согласно УК РФ заведомо незаконный приказ может не исполняться лицом, которому был отдан такой приказ, однако нормы УВС ВС РФ закрепляют обязательность исполнения приказа, при том что его отдал надлежащий субъект в надлежащей форме. Приказ должен быть выполнен, и только после этого его можно обжаловать. Данное правило закреплено в ст. 43 УВС ВС РФ, согласно которой «Приказ командира (начальника) должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок. Выполнив приказ, военнослужащий, несогласный с приказом, может его обжаловать. Подчиненный, не выполнивший приказ командира, отданный в установленном порядке, привлекается к уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации».

В свою очередь, в ст. 41 вышеуказанного Устава говорится, что приказ (приказание) должен соответствовать федеральным законам, общевоинским уставам и приказам вышестоящих командиров.

Командирам запрещается отдавать приказы (приказания), не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства Российской Федерации. Командиры, отдавшие такие приказы (приказания), привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Приказ формулируется ясно, кратко и четко без употребления формулировок, допускающих различные толкования.

Однако нельзя говорить о безусловном характере приказа. Как отмечалось выше, обязательным для подчиненного будет приказ, отданный надлежащим лицом, в надлежащей форме, который отдан по службе, в интересах службы и касается сферы военно-служебных отношений. При этом лицо, отдавшее приказ, не имеет права отдавать его, заведомо зная, что он незаконный.

Воинские уставы исходят из презумпции их законности и соответствия интересам службы. Исходя из содержания ст. 30 и 38 – 41 УВС ВС РФ, незаконный приказ в принципе «в теории» невозможен. Однако на деле незаконные приказы всё же существуют [7]. Факт осознания исполнителем приказа его незаконности играет важную роль, так как при отсутствии такого осознания отсутствует признак виновности, а это служит основанием исключения уголовной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 42 УК РФ. При этом если лицо осознавало незаконность приказа, но заявило об этом командиру, такое заявление является обстоятельством, смягчающим наказание.

Наряду с осознанием и не осознанием исполнителем приказа незаконности такового вполне возможны ситуации, когда лицо не знает этого наверняка, но лишь сомневается в законности приказа. В данном случае уголовная ответственность также не может наступать [8].

При этом приказ не должен быть явно незаконным. Согласно ч. 2 ст. 33 Римского статута Международного уголовного суда «все люди наделены разумом и совестью». Существует так называемая «теория умных штыков», согласно которой любой человек должен понимать недопустимость отдельных деяний, поскольку их противоправность осознаётся в любом случае, и доказывать обратное бессмысленно. Поэтому некоторые приказы в любом случае должны осознаваться как заведомо незаконные.

Лицо, получившее приказ, должно соблюдать законодательство РФ, однако какой нормативный правовой акт должен соблюдать военнослужащий в приоритете – Уголовный кодекс РФ или Устав ВС ВС РФ?

Однозначной точки зрения нет, но поскольку незаконные приказы не должны исполняться, при осознании его незаконности, лицо, получившее незаконный приказ, должно отказаться от его исполнения.

Таким образом, исполнение приказа является одним из обстоятельств, исключающих уголовную ответственность при соблюдении определенных условий, и первостепенным условием является волевой момент, осознание или заблуждение по поводу незаконности приказа.



[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ // Электронная система «Консультант плюс», Ст. 42.

[3] Дорогин Д. А. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность: проблемы теории и практики. М.,-2017. С. 67-72.

[4] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под ред. А.В. Бриллиантова. М., 2015. С. 113, 114.

[5] Соломоненко И. Соучастие в исполнении незаконного приказа // Российская юстиция. 2000. N 5. С. 40, 41.

[6] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий"// Российская газета - Федеральный выпуск. №5031 (207)

[7] Тищенко А.Г. Должен ли исполняться военнослужащим незаконный приказ? //Электронный ресурс/ https://www.lawmix.ru/comm/5613

[8] Дорогин Д.А. Исполнение приказа в условиях военной службы как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность // Право в Вооруженных Силах. 2016. № 4. С. 90-98.

Оставить комментарий