Свидетельский иммунитет в гражданско-процессуальном праве

Сабурова Д.Д.
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»
студентка 3 курса

В соответствии с ч. 1 ст. 69 ГПК свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела [1].

В рамках гражданского процесса свидетель обладает определенными правами и обязанностями. Однако особым элементом процессуального статуса свидетеля является его иммунитет.

Касаясь вопроса о понятии свидетельского иммунитета, хотелось бы привести определение С.Ю. Суменкова, который охарактеризовал иммунитет как особую материально-процессуальную привилегию, распространяющуюся на субъектов, строго указанных в нормах международного права, Конституции и законах, регламентирующую их специальный статус путем наделения дополнительными гарантиями и преимуществами при привлечении к юридической ответственности или выполнении определенных обязанностей [2].

Также на основании Гражданско-процессуального кодекса можно вывести определение понятия «свидетельский иммунитет». Так, на основании ч. 3 ст. 69 ГПК РФ свидетельский иммунитет есть право свидетеля отказаться от дачи показаний ввиду родственных связей или особого служебного положения.

Таким образом, свидетельский иммунитет является важнейшей частью процессуального статуса свидетеля и представляет собой материально-процессуальную привилегию, распространяющуюся на лиц, указанных в ч. 3 и 4 ст. 69 ГПК РФ, наделяющую их правом отказаться от дачи показаний ввиду родственных связей или служебного положения.

Как отмечала М.А. Фокина, «Иммунитет от свидетельства неоднороден. В зависимости от характера волеизъявления выделяются абсолютный и относительный иммунитет. Первый сочетает право свидетеля отказаться от дачи показаний с законодательным запретом допроса его в качестве свидетеля (например, правило ч. 2 п. 1 ст. 61 ГПК). Второй означает право свидетеля отказаться от дачи показаний в предусмотренном законом порядке (например, иммунитет близких родственников)».

В зависимости от объема показаний иммунитет можно подразделить на полный и частичный. Полное право отказа означает, что свидетель полностью может отказаться от дачи показаний по существу дела (например, иммунитет родственников). При частичном освобождении от дачи показаний свидетель может лишь по отдельным вопросам отказаться от свидетельства (например, по вопросам, составляющим тайну) [3].

А.Ю. Епихин предлагает другое основание для классификации свидетелей:

  • свидетелей, воспользовавшихся иммунитетом в силу обязанности;
  • свидетелей, отказавшихся от дачи показаний в силу имеющегося у них права. По его мнению, в основе свидетельского иммунитета лежат отношения, которые условно можно разделить на родственные, служебные, религиозные, связанные с охраной государственной или иной тайны [4].

В данной работе хотелось бы рассмотреть родственный иммунитет и его проблематику, а также затронуть иммунитет дипломатических агентов и консульских служащих.

Так, на основании родственного иммунитета вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

  • гражданин против самого себя;
  • супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;
  • братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки.

Таким образом, в законе определен круг родственников, которым предоставляется право не давать показания против близких лиц.

Стоит заметить, что определение именно такого круга лиц, обладающих родственным иммунитетом, вызывает существенные разногласия, которые по большей части касаются сожительствующих лиц, а также лиц, которые не имеют возможности заключить брак.

По нашему мнению, в данном вопросе следует руководствоваться международно-правовыми нормами, в частности, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Статья 8 указанной Конвенции дает расширительное толкование понятию «близкие родственники», указывая, что к таковым относятся муж/жена или партнеры по однополому браку, партнеры в незарегистрированном браке, помимо лиц, указанных в российском гражданско-процессуальном законодательстве [5].

Помимо этого необходимо отметить, что ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации гласит: «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» [6].

Российская Федерация Конвенцию о защите прав человека и основных свобод ратифицировала в соответствии с Федеральным законом от 30.03.1998 г. №54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»[7].

Думается, что расширение вышеназванной категории помогло бы верному право применению в вопросах реализации свидетельского иммунитета и более точно отвечало принципу гуманизма и социальной направленности права.

Стоит заметить, что многие исследователи в данной области также полагают, что перечисленными в Законе лицами институт семьи ограничиваться не должен. Так, А.Г. Репьев предлагает дополнить список лиц, обладающих родственным иммунитетом, опекаемых — в отношении своих опекунов, а также лиц, которым несовершеннолетний был передан на воспитание в приемную семью — в отношении воспитываемого и воспитываемых несовершеннолетних — в отношении воспитателей в приемной семье [8].

Что касается института дипломатических и консульских иммунитетов, то он является важнейшей частью не только российского, но и международного процессуального права.

Данные виды иммунитета регулируются Гражданским процессуальным кодексом, Венской конвенцией о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г., Венской конвенцией о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г.

Что касается характеристики дипломатического иммунитета, то ст. 31 Конвенции о Дипломатических сношениях указывает, что дипломатический агент пользуется иммунитетом от гражданской и административной юрисдикции, кроме случаев:

a) вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только он не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

b) исков, касающихся наследования, в отношении которых дипломатический агент выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как частное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

c) исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций [9].

Интересным является вопрос о том, распространяется ли свидетельский иммунитет дипломатических агентов на членов их семей. Международная практика и международное законодательство, однозначно распространяя иммунитет на членов семьи дипломатического агента, однако указывают определенные условия действия данного иммунитета.

Во-первых, совместное проживание дипломата и его семьи. Данное условие подкрепляется ст. 14 Гаванской Конвенции о дипломатических чиновниках, где говорится о членах семейств, живущих под одной кровлей [10].

И, во-вторых, члены семьи не должны быть гражданами государства пребывания.

Таким образом, субъектный состав свидетельского иммунитета дипломатического агента носит сложный характер и при соблюдении определенных условий распространяет свое действие на членов семей дипломатов.

Венской конвенцией о консульских сношениях схожим образом закреплен иммунитет консульских должностных лиц.

1. Консульские должностные лица и консульские служащие не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания в отношении действий, совершаемых ими при выполнении консульских функций.

2. Однако положения пункта 1 настоящей статьи не применяются в отношении гражданского иска:

a) вытекающего из договора, заключенного консульским должностным лицом или консульским служащим, по которому они прямо или косвенно не приняли на себя обязательств в качестве агента представляемого государства; либо

b) третьей стороны за вред, причиненный несчастным случаем в государстве пребывания, вызванным дорожным транспортным средством, судном или самолетом [11].

Стоит отметить, что закрепление формулировки «при выполнении ими (консульскими должностными лицами или консульскими служащими) консульских функций» в указанной Конвенции является основанием различного понимания и толкования консульского иммунитета, в частности, возникает вопрос, как разграничить действия, совершенные при выполнении консульских функций и охватываемые действием иммунитета, с иными действиями, когда указанное лицо не находилось при выполнении своих служебных обязанностей.

О.В. Плотникова в своей работе «Консульские отношения и консульское право» указывает, что есть два варианта разрешения данного вопроса: на уровне государства пребывания или на уровне аккредитирующего государства. Также государства могут заключать особые консульские конвенции, чтобы наиболее полно и четко урегулировать особенности правового статуса консульских должностных лиц[12].

Стоит также обратить внимание на вопрос дачи свидетельских показаний и факта выступления в качестве свидетеля консульского служащего. Статья 44 Конвенции о консульских сношениях указывает, что работников консульского учреждения могут вызывать при производстве. При этом Конвенция прямо указывает, что данный факт является обязанностью консульского служащего, однако если консульское должностное лицо отказывается давать показания, к нему не могут применяться никакие меры принуждения или наказания.

Таким образом, свидетельский иммунитет консульского служащего обладает своими особенностями, к которым относится особая степень защищенности данного лица при выполнении служебных полномочий. Однако существуют и определенные проблемы, по нашему мнению, обусловленные сложностью процессуального статуса консульского служащего.

Изучив поставленную проблему, мы пришли к следующим выводам.

Во-первых, проанализировав правовую природу свидетельского иммунитета, мы определили, что он относится к категории юридических преимуществ и является своеобразным исключением из принципа равенства.

Во-вторых, мы охарактеризовали родственный свидетельский иммунитет и выявили определенную проблематику касательно круг лиц, которые охватываются действием родственного иммунитета. Предлагается расширить и дополнить указанный круг лиц в соответствии с требованиями международного права.

В-третьих, была дана характеристика свидетельскому иммунитету дипломатических агентов и консульских служащих, выявлены пределы действия иммунитета консульских служащих. Данные пределы охватывают только период выполнения лицом своих должностных полномочий и не распространяются на определенные категории исков.

В-четвертых, были выявлены особенности реализации иммунитета дипломатических агентов и консульских служащих, в частности, расширение субъектного состав свидетельского иммунитета дипломатического агента при соблюдении определенных условий, а также особенности реализации консульскими служащими обязанности давать показания.

Таким образом, можно подвести итог всему вышесказанному и отметить, что, несмотря на обширное законодательное регулирование в области реализации свидетельского иммунитета, все же сохраняется определенная проблематика, касающаяся отдельных видов свидетельского иммунитета в гражданско-процессуальном праве Российской Федерации.



[1] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // СЗ РФ. 2002. №46.

[2] Суменков С.Ю. Привилегии и иммунитеты как общеправовые категории: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С.17, 19.

[3]Фокина М. А. Свидетельский иммунитет в гражданском судопроизводстве // Правоведение. 1995. № 4 - 5. С. 24 – 32 .

[4] Епихин А.Ю. Защита законных прав и интересов свидетеля в уголовном процессе. Дисс.канд…. юрид. наук. М., 1995. с. 38.

[5] Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950// СЗ РФ. 2001. N 2. ст. 163.

[6] Конституция Российской Федерации Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31.

[7] Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54 ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" // СЗ РФ. 1998. №14. ст.1514.

[8] Репьев А.Г. Тайна семьи и усыновления: аспекты защиты информации посредством свидетельского иммунитета // Информационная безопасность регионов. 2011. № 2 (9). С. 82.

[9] Венская конвенция о дипломатических сношениях. Принята 18 апреля 1961 г.

[10] Гаванская конвенция о консульских чиновниках 1928 г. / Блищенко И.П. - М.: Международные отношения, 1990. - С. 96-210.

[11] Венская конвенция о консульских сношениях (заключена в г.Вене 24.04.1963). // Сборник международных договоров СССР. вып. XLV.- М., 1991. - С. 124–147.

[12] Плотникова О.В. Консульские отношения и консульское право. - М.: Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2016. - 144 с. 17