Банкротство физических лиц: проблемы теории и практики

Красноперова Д.А.
Санкт-Петербургский юридический институт (филиал)
Академии Генеральной Прокуратуры
cтудент 4 курса

Процедура банкротства открывает большие возможности, чтобы начать новую жизнь, другую модель ведения бизнеса, избавившись от постоянно растущих долгов и невозможности нормально, спокойно и свободно осуществлять предпринимательскую деятельность. С другой стороны, это влечет за собой статус банкрота и ряд неблагоприятных правовых последствий. Однако сама процедура банкротства сталкивает должника и кредитора с некоторыми проблемами.

Нередко физические лица, обремененные банкротным состоянием, обладают низкой правовой культурой. Это выражается в незнании законов, непонимании признаков банкротства и его последствий, юридических границ права и обязанности должника на самостоятельную подачу заявления в арбитражный суд о своем банкротстве[1].

Кроме того, должник обязан собрать для своего возбуждения процедуры банкротства большое количество доказательств, которые, во-первых, аргументируют то, что должник обладает реальной возможностью покрыть расходы на оплату труда финансового управляющего, а также на его деятельность по реструктуризации долгов и реализации имущества должника. Во-вторых, представляются доказательства, подтверждающие наличие оснований для объявления банкротом данного физического лица. Это могут подтверждать документы, содержащие обязательства должника перед другими кредиторами (например, договоры, долговые расписки, судебные решения), документы, указывающие на размер денежных средств, которыми располагает должник (выписки с банковского счета и т.д.) [2]. Должник сталкивается с трудностями, а в ряде случаев с невозможностью выяснить, кто является его кредитором на момент обращения в суд, продан ли его долг новым кредиторам, как взять оригиналы необходимых документов [3].

Также особенность процедуры банкротства в том, что она достаточно дорогостоящая. Следует учесть, что в течение всей процедуры должнику придется оплатить услуги финансового управляющего и деятельность, которую он будет совершать:

  1. оплата труда финансового управляющего – 25000 рублей за каждую стадию, то есть за реструктуризацию долгов, реализацию имущества и мировое соглашение плюс 7% от реализованного имущества (при этом в течение всей процедуры банкротства часто встречается несколько стадий, например, при затянувшейся реструктуризации долгов участники могут прийти к выводу, что более рационально провести реализацию имущества, то есть оплачивать услуги финансового управляющего придется за две стадии, а вернее, в размере 50000 рублей);
  2. государственная пошлина 300 рублей;
  3. публикация сведений о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введении реструктуризации его долгов или введении реализации имущества в газете «Коммерсантъ»: если сразу вводится реализация имущества, следовательно, будет одна публикация стоимостью в 10000 рублей, а если, например, реализация имущества наступит после неудавшейся процедуры реструктуризации долгов, то публикации будет две, а затраты на них составят 20000 рублей;
  4. публикация сведений в Едином федеральном реестре о банкротстве, в среднем в одном деле осуществляется 6 публикаций, следовательно, потрачено будет около 3000 рублей;
  5. прочие расходы: почта, услуги банка – около 2000 рублей;
  6. в случае списания долгов необходимо будет оплатить налог с суммы списанного долга, так как в соответствии с Налоговым кодексом РФ списанный долг приравнивается к доходу. Значит, гражданин должен уплатить с него налог на доходы физических лиц в размере 13%.

В итоге затраты составят минимум 140300 рублей. Причиной того, что физическое лицо не имеет возможности вернуть задолженность кредитору, в основном является то, что у него нет этих средств, и его финансовые возможности не велики. Поэтому и оплатить процедуру банкротства для него представляется очень сложным, из-за чего он не инициирует ее. Это и является одной из главных причин относительно малого количества заявлений о банкротстве по сравнению с численностью российских должников, которые не могут погасить долги перед кредиторами. По статистике инициируется самими гражданами-должниками лишь 15 – 20% банкротств. Остальная часть дел по банкротству инициируется кредиторами - банками и другими организациями. Отсюда следует, что физическим лицам с незначительной суммой задолженности (например, 500 тыс. руб.) нецелесообразно инициировать процедуру банкротства, поскольку затраты на ее проведение будут ненамного меньше суммы долга.

Негативное влияние на протекание банкротства также оказывает зависимость гонорара финансового управляющего от количества и стоимости реализованного имущества гражданина (по закону 7%), что делает возможной такую ситуацию, в которой управляющий будет заинтересован не в защите интересов физического лица, а в его скорейшем банкротстве и продаже его имущества в целях получения вознаграждения[4]. Кроме того, из-за низкого материального вознаграждения нередко встречаются отказы арбитражных управляющих от участия в делах о банкротстве граждан, а принудительное назначение арбитражных управляющих законом не предусмотрено [5].

Также суды сталкиваются со сложностью оценки имущества должника. Согласно ст. 446 ГПК РФ на единственное жилое помещение, принадлежащее должнику, не может быть обращено взыскание. При этом его стоимость может неоднократно превышать сумму задолженности данного лица перед кредиторами. Конституционный суд РФ хоть и отметил несовершенство этой нормы, но не стал признавать её неконституционной, так как отсутствие установленных законодательством критериев и разработанного порядка обращения взыскания на такое имущество создаст многочисленные прецеденты произвола и на практике приведет к нарушению гражданских прав должников [6].

Следующая проблема, которая является одной из наиболее важных, это злоупотребление правом. Оно встречается на разных стадиях. Например, должники укрывают имеющееся у них имущество или заработную плату, с помощью которых они могут покрыть свои задолженности. Также встречаются случаи, когда суды устанавливают, что должник принимает на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно указывает на его недобросовестное поведение с целью приобретения денежных средств кредиторов без намерения их возврата. Процедура банкротства в данном случае является способом ухода от уплаты долгов[7]. Кроме того, исходя из судебной практики, можно заметить, что нередко должники используют реструктуризацию своих долгов для затягивания процесса исполнения обязательств. Однако доказать недобросовестность должника в данной ситуации невозможно, так как сама правовая природа процедуры реструктуризации подразумевает погашение долгов в течение длительного периода времени[8].

Анализ судебной практики показал, что у судов также возникают сложности с квалификацией действий должника и оценкой добросовестности его поведения при заявлении им возражений относительно требований кредитора. Одним из оснований для признания необоснованным заявления конкурсного кредитора или уполномоченного органа является наличие между конкурсным кредитором или уполномоченным органом и гражданином спора о праве, который подлежит разрешению в порядке искового производства. Как разъяснил Верховный Суд РФ, о наличии спора о праве могут свидетельствовать любые возражения должника против требования конкурсного кредитора или уполномоченного органа, заявленные им как в устной, так и в письменной форме, касающиеся существования задолженности, ее размера и срока исполнения обязательства [9]. Суды толкуют эту норму достаточно неоднозначно. Например, должник возражал против требования банка, заявил о недействительности договоров поручительства и о несогласии с размером задолженности [10]. Суд первой инстанции решил, что так как при рассмотрении дела в третейском суде гражданин никаких возражений не заявлял, напротив, признал задолженность и ее размер, решение третейского суда не оспорил, то возражения должника следует отклонить. Апелляционный суд с этими выводами суда первой инстанции не согласился, утверждая, что раз должник всё же выразил свое несогласие с заявлением по праву, сославшись на недействительность договоров поручительства и неверное определение размера задолженности, то возражения следует принять. Суд кассационной инстанции, напротив, поддержал выводы суда первой инстанции и дополнительно подчеркнул, что при проверке судом первой инстанции обоснованности заявления банка должник представил письменный отзыв только к третьему судебному заседанию, в отзыве не раскрыл доказательств и не пояснил, в чем именно заключаются возражения по праву и размеру, какие именно имеются основания считать договоры поручительства недействительными, не представил контррасчет задолженности; договоры поручительства и решение третейского суда в установленном порядке не оспорил; существо возражений не осветил также ни в апелляционной жалобе, ни в судебном заседании суда кассационной инстанции, отзыв на кассационную жалобу не представил[11].

В связи с перечисленными выше проблемами можно прийти к выводу, что институт банкротства физических лиц в законодательстве Российской Федерации недостаточно разработан. Поэтому многие ученые думают над тем, как совершенствовать данный институт. Некоторые шаги к этому уже были сделаны, так, например, был принят Федеральный закон от 30.11.2016 N 407-ФЗ "О внесении изменений в статью 333.21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации". Сумма государственной пошлины для открытия процедуры банкротства была снижена в 20 раз и составляет с 1 января 2017 г. 300 руб. для физических лиц, хотя раньше, до принятия данного закона, эта сумма составляла 6 000 руб. Таким образом, это способствовало, хоть и не большому, но упрощению процедуры банкротства.

Для выхода из обозначенных проблем предлагаем следующие пути их решения.

  1. Повышение правовой грамотности населения в сфере банкротства физических лиц посредством расположения на официальных источниках доходчивой и подробной информации об этом правовом институте, создание при этом правовом ресурсе единой базы должников и их кредиторов.
  2. Уменьшение количества и упрощение процедуры сбора документов, требующихся для начала процедуры банкротства.
  3. Ослабление зависимости вознаграждения финансового управляющего от стоимости реализованного имущества, что приведет к уменьшению стремления управляющих к более скорой продаже имущества даже в случае, если была возможность восстановить платежеспособность должника. Например, это возможно с помощью уменьшения 7% обратно до 2% от стоимости реализованного имущества. Кроме того, это снизит затраты должника на проведение процедуры банкротства.
  4. Закрепление фиксированной суммы оплаты труда финансового управляющего за всю процедуру банкротства, а не за каждую стадию в отдельности, в результате чего возможность получения дополнительного дохода не будет влиять на выбор управляющим наиболее благоприятной для должника стратегии проведения процедуры банкротства.


[1] Алексеев А.А. Проблемы и особенности введения института несостоятельности (банкротства) физических лиц в России // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2016. № 4. С. 75 - 82.

[2] Володкина А.И. Особенности возбуждения дел о банкротстве граждан // Арбитражные споры. — 2016. — № 3. — С. 81 - 94.

[3] Зинковский М.А. Банкротство физического лица: первые шаги и трудности // Банковское право. — 2017. — № 2. — С. 34 - 39.

[4] Зинковский М.А. Указ. соч. С. 34 - 39.

[5] Савельева Т.А. О некоторых проблемах применения норм законодательства о несостоятельности (банкротстве) граждан - физических лиц // Актуальные проблемы современных форм защиты прав и свобод человека и гражданина. Нижний Новгород, 2017. С. 387-392.

[6] Постановление Конституционного суда РФ от 14.11.2012 по делу №11-П.

[7] Определение Арбитражного суда Ульяновской области от 17.02.2017 по делу № А72-1279/2016.

[8] Ахтямова Л.А. Лжебанкротства граждан: анализ судебной практики // Административное право. 2017. № 1. С. 56 - 64.

[9] О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан: постановление Пленума ВС РФ от 13.10.2015 г. №45.

[10] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2016 по делу № А56-78500/2015.

[11] Боровая А.А. Некоторые особенности рассмотрения споров о банкротстве физических лиц // Арбитражные споры. 2017. № 2. С. 5 - 15.

Оставить комментарий