Проблемы правоприменительной практики признания договора дарения недействительным

Терстуях Я.А.
ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»
студентка 4 курса

В XXI в. выросла значимость договора дарения. В настоящее время не достаточно ясно определено содержание договора дарения, что ведет к разным правовым проблемам и в итоге порождает у граждан мысли о том, что государство и гражданское законодательство никак их не защищает. На практике договор дарения использует в корыстных и незаконных целях, с целью обманным путем завладеть имуществом добросовестного дарителя.

До сих пор проблемы, которые возникают с договором дарения, не разобраны четко и детально. В гражданском и уголовном праве РФ до настоящего времени законодатель не дал четкого и легального определения «обычного подарка». Результатом стало наличие комплексной оценки этой нормы ГП. Как правило, по договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому вещь в собственность, либо имущественное требование к себе или третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом [1]. Одним из вопросов, возникающих по договору дарения, является можно ли признать встречную передачу вещи либо само встречное обязательство, осуществляемое одаряемым в пользу дарителя. При изучении этого вопроса было высказано множество мнений.

А.Л. Маковский считает, что «для того, чтобы считаться «встречным», предоставление не обязательно должно быть предусмотрено тем же самым договором, что и "подарок". Оно может быть предметом отдельной сделки и иногда даже с другим лицом (за полученный или обещанный дар нужно исполнять обязанность дарителя перед третьим лицом). Важна причинная обусловленность «дарения» встречным предоставлением со стороны «одаряемого»» [2]. Так, А.Л.Маковский допускает квалификацию договора дарения как притворную сделку при отсутствии условий о встречном представлении.

Рамки, которые установлены договором дарения, злоумышленники могут обойти путем оформления двух договоров дарения, где обе стороны будут меняться по очереди от дарителя до одаряемого. Конечно, квалифицирующим признаком договора является безвозмездность. Согласно ст. 572 ГК РФ: «Договор не будет признан как дарение, если в нем указаны встречные обязательства». К этой сделке будут всегда применены положения ст. 170 ГК РФ, но в некоторых случаях одаряемый обременяется имущественными обязательствами. Таким примером может быть пожертвование, где встречное предоставление не является таковым, т.к. обращено к третьим лицам, а не к дарителю. Пожертвование не противоречит безвозмездности дарения. Обременить одаряемого обязательствами можно только в случае пожертвования, в классическом виде договора дарения этого сделать невозможно, т.к. сразу же будут применены положения ст. 170 ГК РФ. Так же считает и М.Г. Масевич, такие договоры будут являться договорами мены или договором бытового подряда, либо другим договором, исходя из его условий и содержания. Чтобы признать договор дарения как притворную сделку, нужно чтобы в содержании договора было четко прописано встречное обязательство. А.Л. Маковский считает совсем наоборот.

Отличить договор дарения от любого другого гражданско-правового договора не трудно, но следует обращать внимание на признаки дарения. Такого же мнения придерживается и В.В. Витрянский, он считает, что без рассмотрения признаков договора дарения нельзя будет его отличить от других гражданско-правовых договоров, если не обратить внимание на намерения дарителя. Такими признаками являются: наличие у дарителя намерения одарить одаряемого с целью увеличения его имущества за свой собственный счет; наличие у дарителя намерения одарить одаряемого с целью уменьшения своего имущества.

Если договор дарения был совершен под влиянием угроз и т.д., то такой договор будет признан недействительным по решению суда. В качестве примера можно привести позицию ВС РФ: «Гражданка Борисова обратилась в суд с иском о признании недействительным договора дарения 1/8 доли жилого дома, сославшись на то, что подарила Сидорову часть дома вынужденно, при том условии, что он построит на ее участке дом и не будет претендовать на долю в доме, если их семейные отношения (они проживали одной семьей без регистрации брака) будут прекращены. Областной суд иск удовлетворил. В кассационной жалобе Сидоров просил решение отменить, сославшись на то, что оно вынесено по недостаточно исследованным материалам дела. Согласно ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность. Удовлетворяя требования Борисовой о признании недействительным договора дарения 1/8 доли домовладения, суд исходил из того, что сделка совершена с нарушением понятия безвозмездности договора дарения [3].

Заключение договора дарения зависит от волеизъявления со стороны дарителя, но чтоб договор не породил за собой правовые последствия, необходимо и волеизъявление одаряемого. Если будет отсутствовать волеизъявление со стороны одаряемого, то договор дарения признается незаключенным и не повлечет за собой никаких последствий. Волеизъявление сторон должно быть добровольным.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016), Глава 32, статья 572.

2. Маковский А.Л. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2: Текст, комментарии. М., 2003. С. 305.

3. Судебная практика по гражданским делам. – М.: Кодекс, 2000. С.156.



[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016), Гл. 32, ст. 572.

[2] Маковский А.Л. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2: Текст, комментарии. М., 2003. С. 305.

[3] Судебная практика по гражданским делам. – М.: Кодекс, 2000. С.156.