Снятие судимости с лица в период условно-досрочного освобождения от отбывания наказания: практика против теории

Бутенко П.Э.
Российский государственный университет правосудия
студент 4 курса

В настоящий момент, в качестве отдельной актуальной проблемы в области применения судами условно-досрочного освобождения от отбывания наказания можно выделить проблему снятия судимости в период неотбытой части наказания.

Если осужденный вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости (ч. 5 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)) [1].

Данная норма сформулирована законодателем в отношении всех осужденных. В соответствии с указанной нормой каждый осужденный имеет право в случае безупречного поведения и возмещения им вреда, причиненного преступлением (то есть фактически в случае правопослушного поведения, свидетельствующего об отсутствии необходимости в дальнейшем наличии у него судимости), на снятие судимости судом до истечения срока погашения судимости, установленного уголовным законодательством.

Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные Уголовным кодексом, связанные с судимостью (ч. 6 ст. 86 УК РФ). В частности, при совершении нового преступления лицо с погашенной (снятой) судимостью считается совершившим преступление впервые. Следовательно, снятие судимости может рассматриваться в качестве применяемой к осужденному меры поощрения.

Вопрос о снятии судимости в период оставшейся неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении в настоящий момент разрешается не в пользу осужденного. Суды зачастую отказывают осужденным в снятии судимости вследствие того, что, по мнению судов, осужденных в данном случае нельзя считать отбывшими наказание. Так, например, судебная коллегия по уголовным делам Камчатского краевого суда, отменила постановление суда о снятии судимости при следующих обстоятельствах.

Грызайкин В.С. обратился в суд первой инстанции с ходатайством о досрочном снятии судимости, рассмотрев которое, суд удовлетворил его. В кассационном представлении был поставлен вопрос об отмене постановления суда, в связи с тем, что 21 мая 2009 года осужденный освобожден условно-досрочно от отбывания наказания на 1 год 3 месяца 3 дня, срок условно-досрочного освобождения истекает 24 августа 2010 года, то есть Грызайкин В.С. не отбыл полностью наказание, назначенное по приговору суда от 25 августа 2008 года, в связи с чем снятие с него судимости является преждевременным. Судебная коллегия отменила постановление суда, поскольку по смыслу ст. 86 УК РФ, безусловным основанием для постановки вопроса о досрочном снятии судимости и принятия положительного решения, является отбытие назначенного приговором суда наказания. При условно-досрочном освобождении срок, на которое лицо освобождается, считается не отбытым наказанием. Конец срока отбывания наказания Г. – 24 августа 2010 года. Таким образом, как на день обращения с ходатайством в суд, так и на день вынесения по нему судебного решения, Г. нельзя считать лицом, отбывшим наказание, назначенное приговором суда от 25 августа 2008 года, следовательно, в отношении него не могло быть принято решение о досрочном снятии судимости [2].

Аналогичный отказ в удовлетворении ходатайства о досрочном снятии судимости с условно-досрочно освобожденного также содержится в Постановлении Вилючинского городского суда Камчатского края от 06 апреля 2015 года [3].

Таким образом, можно сделать вывод, что условно-досрочно освобожденные от отбывания наказания считаются отбывшими наказание и имеют право на обращение с ходатайством о снятии судимости только по истечении неотбытой части срока наказания.

Следовательно, снятие судимости в период оставшейся не отбытой части наказания, исходя из действующего уголовного законодательства и сложившейся судебной практики, не предусмотрено.

Если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания <…>, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний (ч. 4 ст. 86 УК РФ).

Неотбытым наказанием следует считать <…> срок, на который осужденный был фактически условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания (п. 55 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» [4]).

При этом судимость при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания погашается:

  1. в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, – по истечении трех лет после отбытия наказания;
  2. в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, – по истечении восьми лет после отбытия наказания;
  3. в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, – по истечении десяти лет после отбытия наказания (п.п. «в»-«д» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

Стоит отметить, что в научной доктрине неотбытая часть наказания при условно-досрочном освобождении приравнивается к «испытательному сроку» [5].

При этом снятие судимости в период испытательного срока предусмотрено действующим уголовным законодательством применительно к лицам, осужденным условно. При условном осуждении судимость погашается при истечении испытательного срока, устанавливаемого судом в соответствии с ч. 3 и 3 ст. 73 УК РФ.

Отмена условного осуждения и снятие судимости допускается в случае, если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом условное осуждение может быть отменено по истечении не менее половины установленного испытательного срока (ч. 1 ст. 74 УК РФ).

Подобный механизм снятия судимости при условно-досрочном освобождении действующим уголовным законодательством Российской Федерации не предусмотрен.

Таким образом, у лица, освобожденного условно-досрочно от отбывания наказания, в период неотбытой части наказания отсутствует право на снятие судимости, предусмотренное ч. 5 ст. 86 УК РФ.

На наш взгляд, данное положение ущемляет права условно-досрочно освобожденного, а также приводит к отсутствию у лица мотивации к правопослушному поведению (а именно, к безупречному поведению и возмещению вреда, причиненного преступлением) в период неотбытой части наказания, то есть сразу же после условно-досрочного освобождения.

Проиллюстрируем наличие проблемы снятия судимости в период неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении нижеследующим примером.

Если лицо приговорено к 4 годам 6 месяцам лишения свободы за преступление средней тяжести, освобождено условно-досрочно по отбытии 1/3 срока наказания (пункт «а» ч. 3 ст. 79 УК РФ), то есть по отбытии 1 года 6 месяцев лишения свободы, неотбытая часть наказания составит 3 года лишения свободы. При этом срок погашения судимости является также 3 года с момента условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания (п. «в» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

В изложенной ситуации лицо фактически лишается права на снятие судимости до наступления срока погашения судимости, то есть в течение 3 лет с момента условно-досрочного освобождения. Таким образом, в течение всех 3 лет неотбытой части наказания у лица отсутствуют дополнительные основания (стимулы) для правопослушного поведения, так как лицо в любом случае будет считаться не судимым только по истечении трехлетнего срока. Отсутствие возможности снятия судимости, на наш взгляд, негативно сказывается на личности и ущемляет права осужденного.

Характер и содержание устанавливаемых уголовным законом мер должны определяться исходя не только из их обусловленности целями защиты конституционно значимых ценностей, но и из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого эти меры применяются) тому вреду, который был причинен в результате преступных деяний [6].

При избыточном применении государственного принуждения законодатель обязан привести уголовно-правовые предписания в соответствие с новыми социальными реалиями [7].

С учетом сложившейся на сегодняшней день тенденции к гуманизации уголовного законодательства Российской Федерации, считаем целесообразным разрешить имеющуюся изложенную проблему путем внесения соответствующих изменений в действующее уголовное законодательство.

На наш взгляд, необходимо правовое закрепление в действующем уголовном законодательстве соответствующих сроков, по истечении которых допустимо снятие судимости в период неотбытой части наказания при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

На наш взгляд, ч. 5 ст. 86 УК РФ должна быть изложена в следующей редакции:

«5. Если осужденный после отбытия наказания или условно-досрочного освобождения от отбывания наказания вел себя безупречно, а также возместил вред, причиненный преступлением, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока погашения судимости.»

Также статью 86 УК РФ необходимо дополнить частью 51 в следующей редакции:

«51. Суд вправе снять судимость с лица, освобожденного условно-досрочно, только в том случае, если со дня условно-досрочного освобождения прошло не менее половины неотбытой части срока наказания, при этом судимость не может быть снята ранее одного года со дня условно-досрочного освобождения.»

Указанные в предложенной выше норме срок в размере не менее половины неотбытой части срока наказания приведен по аналогии со сроком, предусмотренными ч. 1 ст. 74 УК РФ для отмены условного осуждения и снятия судимости при условном осуждении. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УК РФ условное осуждение может быть отменено по истечении не менее половины установленного испытательного срока.

Минимальный срок в размере одного года со дня условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания обусловлен необходимостью установления достоверного факта правопослушного поведения условно-досрочно освобожденного от отбывания наказания. Данный срок в размере одного года представляется минимальным сроком, необходимым для «испытания» осужденного (по аналогии с испытательным сроком, устанавливаемым при условном осуждении).

При применении предлагаемых норм на приведенном ранее примере, лицо, освобожденное условно-досрочно от отбывания наказания, приобретает право снятия судимости уже по истечении 1/3 неотбытой части срока наказания, то есть по истечении 1 года.

В данном случае осужденный имеет дополнительный стимул к правопослушному поведению (безупречному поведению и возмещению вреда, причиненного преступлением), так как имеется возможность для получения осужденным поощрения, а именно снятия судимости в период неотбытой части наказания.

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что предложенные выше меры совершенствования уголовного законодательства необходимы для изменения в лучшую сторону ситуации с совершением новых преступлений лицами, условно-досрочно освобожденными от отбывания наказания, а также для окончательного их исправления и формирования у них правопослушного поведения.



[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[2] См.: Обзор кассационной практики Камчатского краевого суда по рассмотрению уголовных дел и иных материалов за первое полугодие 2010 года. Определение от 19 января 2010 года. Дело № 22-27/2010 // URL: http://oblsud.kam.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=2390.

[3] См.: Постановление Вилючинского городского суда Камчатского края (материал № 4-17-17/2015) // URL: https://viluchinsky--kam.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=8148876&delo_id=1610001&new=0&text_number=1.

[5] См.: Российское уголовное право: в 2 т. Т. 1. Общая часть: учебник / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М., 2010. С. 438.

[6] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.2006 г. № 4-П // СЗ РФ. 2006. № 18. Ст. 2058.

[7] См.: Обернихина О.В. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и обратная сила уголовного закона // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 396. С. 146.