Согласие потерпевшего как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность

Неня Б.И.
Российский государственный университет правосудия
студент 4 курса

Вопрос, связанный с уголовно-правовым значением согласия потерпевшего на совершение в отношении него преступления, имеет практическую значимость и является актуальным в наше время. Необходимо сформулировать определение указанного явления. Полагаем, что наиболее точное и развернутое определение дал М.В. Панов, определивший согласие потерпевшего как имеющее значение для квалификации и уголовной ответственности в целом осознанное и добровольное волеизъявление потерпевшего, выраженное до начала действий в понятной виновному форме и детерминирующее противоправное поведение последнего [1].

Данное явление ежедневно встречается в различных сферах жизнедеятельности общества. В качестве примера можно привести ряд правоотношений, в которых с согласия потерпевшего причиняется тот или иной вред: донорство крови, искусственное прерывание беременности, проведение трансплантации органов и тканей человека, причинение вреда здоровью при занятии спортом и т.д.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния, предусмотрены только в гл. 8 УК РФ[2], среди положений которой нет норму о согласии потерпевшего. Однако, несмотря на это, в перечисленных выше случаях уголовная ответственность за причинение вреда не наступает. Мнения ученых о том, есть ли необходимость в закреплении данного обстоятельства в УК РФ, рознятся. Одни утверждают, что это необходимо. Например, Э.Л. Сидоренко и М.А. Карабут пишут: «Повышенный интерес науки уголовного права к проблеме согласия пострадавшего во многом обусловлен тем, что оно, не получив определенной оценки в уголовном законе, на практике нередко служит обстоятельством, исключающим преступность деяния. Между тем в российском уголовном праве исключать ответственность могут лишь те обстоятельства, которые прямо предусмотрены уголовным законом. <…> Для придания согласию потерпевшего юридической силы в УК РФ должна быть включена соответствующая норма» [3].

Противоположного мнения придерживался Н.Д. Дурманов: «Авторы, признающие согласие потерпевшего обстоятельством, исключающим преступность деяния, механически соединяют по случайному, внешнему признаку совершенно разнородные по их общественному значению и юридической природе действия. Врачевание, выразившееся в удалении больной части человеческого тела при производстве операции, во введении сильнодействующих веществ, и, с другой стороны, умышленное причинение ранений, отсечение преступником руки или приведение жертвы в бессознательное состояние путем наркотиков имеют только внешнее сходство. Такое врачевание не содержит признаков объективной стороны состава причинения телесных повреждений» [4].

На наш взгляд, вышеперечисленные действия, совершаемые в рамках различного рода правоотношений, не являются общественно опасными, из чего следует, что такие деяния не могут считаться преступными. В связи с этим не усматривается никакой необходимости в уголовно-правовом регулировании данных ситуаций. Однако стоит отметить, что это лишь определенный перечень деяний, являющихся общепринятыми и не опасными по отношению к обществу.

Разумеется, остальные случаи причинения вреда с согласия потерпевшего должны регулироваться уголовно-правовыми нормами. Например, лицо с согласия другого лица ампутирует ему руку с целью избежать призыва на военную службу. Несмотря на то, что ампутация была проведена с согласия потерпевшего, действия злоумышленника все равно будут квалифицироваться по ст. 111 и ч. 5. ст. 33 и ст. 339 УК РФ. Указанное деяние и его цель заведомо противоправны, а значит, являются общественно опасными.

Напротив, трансплантация органов, которая проводится в специальных учреждениях, регулируется законодательством и в определенных случаях разрешается. Так, в силу ст. 1 Закона РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» [5] трансплантация органов и (или) тканей от живого донора или трупа может быть применена только в случае, если другие медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни больного (реципиента) либо восстановления его здоровья. В результате подобной операции донору заведомо причиняется вред здоровью, однако в данном случае уголовная ответственность не наступает. Если же трансплантация органов проводиться в обход имеющегося законодательства, не имеющими на это права лицами, то в таком случае, даже несмотря на согласие донора, таковые будут нести уголовную ответственность по соответствующим статьям УК РФ.

В связи с этим полагаем, что деяния, связанные с причинением вреда с согласия потерпевшего, совершение которых регламентируется другими отраслями права, не являются общественно опасными и не должны отдельно регулироваться уголовным законодательством. Наоборот, государство, выделяя этот ряд поступков, отражает их общественную полезность, а значит, и допустимость такого поведения.

Стоит отметить, что закрепление данного явления в уголовном законе негативно скажется на эффективности работы правоохранительных органов, а также лиц, осуществляющих предварительное следствие и дознание. По каждому случаю, связанному с причинению вреда с согласия потерпевшего, необходимо будет проводить проверку, будь то трансплантация органов в медицинском учреждении или причинение травмы во время спортивных соревнований. Это приведет к множественному увеличению бессмысленных материалов проверки, а следовательно, и к снижению эффективности правоохранительной деятельности, так как вопроса об уголовной ответственности у правоприменителя в данных случаях обоснованно не возникает.

В заключении стоит отметить, что закрепление указанных форм поведения в уголовном законодательстве лишь формально изменит их статус, с точки зрения правоприменения же ситуация не изменится.



[1] См.: Панов М.В. Согласие потерпевшего как признак привилегированного состава преступления // Уголовное право. 2014. № 1. С. 57.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[3] Сидоренко Э.Л., Карабут М.А. Частные начала в уголовном праве. СПб., 2007. С. 107.

[4] Дурманов Н.Д. Советское уголовное право: обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния. Вып. 9. М., 1961. С. 4-5.

[5] Закон РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62.