К вопросу о признании преподавателя учебного заведения должностным лицом

Султабиева А.А.
Российский государственный университет правосудия
студентка 4 курса

Когда идет речь о таком специальном субъекте преступления, как должностное лицо, не возникает сомнений, почему законодатель всегда выделял эту категорию в данном качестве. Должностные лица, являясь носителями государственных властных полномочий, должны поддерживать доверительное и уважительное отношение граждан к государственной власти и существующему правопорядку. Поэтому когда такие лица совершают преступления, этими действиями они не только нарушают права и свободы граждан и организаций, но и подрывают авторитет государства и закона, порождают снижение уровня правосознания граждан. Тем не менее, само по себе наличие уголовно-правового запрета еще не предполагает решения проблемы.

Одним из дискуссионных вопросов квалификации должностных преступлений является возможность применения данных норм в отношении преподавателей учебных заведений.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Преподаватели учебных заведений не являются представителями власти и, как правило, не выполняют административно-хозяйственных полномочий, оценка совершенных ими действий осуществляется преимущественно в рамках выполнения организационно-распорядительных функций. Именно по этому пути идет судебная практика.

Так, старший преподаватель кафедры университета В. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, так как получила взятку в размере 500 рублей от студента, который был не готов к сдаче зачета по дисциплине «Материаловедение». Суд установил, что согласно должностной инструкции В. основными видами учебной работы старшего преподавателя согласно должностной инструкции являются: чтение лекций, проведение практических занятий (семинаров), лабораторных работ, прием зачетов по лабораторным и практическим работам, примем экзаменов и зачетов; руководство курсовым проектированием (курсовыми работами), производственной практикой, дипломным проектированием (в порядке исключения). В., являлась старшим преподавателем кафедры «Промышленное и гражданское строительство» архитектурно-строительного факультета, выполняла в указанном образовательном учреждении организационно-распорядительные функции, то есть являлась должностным лицом [1].

В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» [2] разъясняется, что под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, а также по приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии ).

Сторонники расширительного толкования данного положения полагают, что в данном случае Верховный Суд РФ не дал исчерпывающего перечня лиц, которые должны признаваться должностными, а лишь привел пример, указал направление для дальнейшего разрешения подобных ситуаций [3]. Однако возникают сомнения, о каком руководстве трудовым коллективом или находящимися в подчинении работниками в случае с обычными преподавателями может идти речь. Другой вопрос: можно ли считать осуществление таких профессиональных функций, как принятие зачетов и экзаменов и выставление в результате оценок, решениями, влекущими юридически значимые последствия. К сожалению, текст постановления Пленума Верховного Суда РФ сформулирован таким образом, что судьи вынуждены применять норму о специальном субъекте к преподавателям, получившим денежное или иное вознаграждение за проставление желаемых для взяткодателя оценок, ведь если преподаватель ставит неудовлетворительную оценку, для студента это может влечь ряд последствий: лишение стипендии, пересдача экзамена, отчисление и так далее.

Как отмечают А.В. Бриллиантов и Е.Ю. Четвертакова, характер правовых последствий может носить вероятностный или отдаленный во времени характер, то есть действия должностного лица могут создавать лишь вероятность наступления определенных последствий [4]. Такое утверждение представляется спорным, так как именно в случае с преподавателями нельзя однозначно говорить о характере предполагаемых последствий. В конечном счете, лицом, от которого зависит их наступление, выступает ректор учебного заведения, декан, заведующие кафедрами и другие лица, которые изданием определенных локальных актов решают вопрос о дальнейшем положении конкретного студента. Кроме того, студентам всегда предоставляется право пересдать зачет или экзамен в случае выставления оценки «неудовлетворительно» или «не зачтено», и даже после принятия соответствующего решения комиссией преподавателей, решение об отчислении студента может принять только ректор или иное лицо, на которое внутренними документами учебного заведения возложены такие полномочия. Эти лица и должны признаваться должностными.

Так, согласно п. 4.8 Положения «О текущем контроле и промежуточной аттестации знаний студентов, обучающимся по направлению подготовки (специальностям) высшего образования» ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия»[5] пересдача экзаменов, промежуточных и итоговых зачетов производится не более двух раз. Для второй пересдачи создается комиссия, состоящая не менее чем из трех преподавателей кафедры и декана факультета. Студенты, имеющие к окончанию промежуточной аттестации академическую задолженность по четырем и более дисциплинам <…> по представлению декана факультета, приказом ректора, отчисляются из Университета.

Представляется, что для целей должностных преступлений не следует вышеперечисленные действия преподавателей считать тем юридическим фактом, который влечет правовые последствия в виде отчисления студента. Если следовать подобной логике, можно придавать правовое значение и другим действиям преподавателей, например, выставлению оценок за контрольные работы, выставлению отметок о пропуске студентом занятия в журнал учета посещаемости (что может влечь обязанность студента «отработать» пропущенное занятие). Аналогичным образом можно привлекать к ответственности и старост учебных групп, так как они согласно внутренним актам учебного заведения обязаны вести учет посещаемости студентов. При наборе студентом определенного количества пропусков занятий без уважительных причин, для него наступают неблагоприятные последствия в виде обязанности явиться на воспитательную беседу с лицами, ответственными за учебный процесс, а также в виде наложения различных мер дисциплинарного взыскания и так далее. Разнообразие таких фактов огромно, однако это не значит, что каждое подобное действие влечет юридически значимые последствия. Как обоснованно отмечает В.Ф. Лапшин, пересдача зачета или экзамена является разновидностью учебного процесса, и выставленная неудовлетворительная оценка признается основанием для повторной пересдачи, но никак не влияет на правовой статус обучающегося и не меняет общий учебный процесс вуза [6].

Другая ситуация складывается при проведении итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений и вступительных экзаменов по приему абитуриентов. В обоих этих случаях решение преподавателя или комиссии преподавателей является окончательным, без возможности пересдачи в текущем учебном году и не требует вынесения специальных актов от имени руководства учебного заведения [7]. В таких ситуациях действия преподавателя являются юридически значимыми и напрямую влекут правовые последствия.

Таким образом, несмотря на широкое толкование понятия должностного лица, которое дает Верховный Суд РФ, судам следует внимательнее относиться к вопросу о привлечении преподавателей учебных заведений, не являющихся членами государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии, к уголовной ответственности за совершение действий, которые однозначно безнравственны, но формально не содержат в себе всех признаков состава должностного преступления. Нельзя забывать, что целью установления уголовной ответственности должностных лиц является наказание виновных, которые своими действиями действительно причинили вред интересам государственной власти, государственной и муниципальной службы, а вовсе не подведение под законодательную формулу всех мнимо похожих ситуаций.



[1] См.: Приговор Ленинского районного суда Астраханской области от 23.05.2011 г. по уголовному делу № 1-52/11 // URL: https://rospravosudie.com/court-leninskij-rajonnyj-sud-g-astraxani-astraxanskaya-oblast-s/act-101887042/.

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // БВС РФ. 2009. № 12.

[3] См.: Бриллиантов А.В., Четвертакова Е.Ю. Должностное лицо по уголовному законодательству Российской Федерации: понятие, виды, признаки. М., 2017. С. 42.

[4] См.: Бриллиантов А.В., Четвертакова Е.Ю. Указ. соч. С. 42.

[5] Положение «О текущем контроле и промежуточной аттестации знаний студентов, обучающимся по направлению подготовки (специальностям) высшего образования» ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия» (утв. приказом ректора ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия» от 19.12.2014 г. № 486) // URL: http://www.nc-raj.ru/netcat_files/File/polozhenie%20o%20tekuschem%20kontrole%20i%20promezhutochnoy%20attestatsii%20studentov.pdf.

[6] См.: Лапшин В.Ф. Преподаватель как субъект получения взятки // Российское правосудие. 2012. № 5 (73). С. 89.

[7] См.: Лапшин В.Ф. Указ. соч. С. 89.

Оставить комментарий