Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ) как самостоятельная форма хищения

Эткина А.Д.
Российский государстве нныйуниверситет правосудия
студентка 4 курса

В 1989 г. Кабинет министров Совета Европы предписал странам-участницам имплементировать в национальное уголовное законодательство ряд норм, устанавливающих уголовную ответственность за деяния, совершенных с помощью компьютера. Одним из таких преступлений является компьютерное мошенничество, под которым в соответствии с Рекомендацией Комитета министров Совета Европы о преступлениях, связанных с компьютером от 13.11.1989 г. № R89 (9)[1] (далее – Рекомендация Комитета министров) понимается введение, изменение, стирание или подавление компьютерных данных или компьютерных программ, или иное вмешательство в процесс обработки данных, что причиняет экономический ущерб или приводит к утрате собственности другого лица, с намерением получить незаконным путем экономическую выгоду для себя или для другого лица.

Федеральным законом от 29.11.2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»[2] уголовный закон дополнен ст. 1596 УК РФ «Мошенничество в сфере компьютерной информации». Данный состав ошибочно понимается как привилегированный по отношению к ст. 159 УК РФ [3]. Однако это не соответствует действительности. При этом ст. 1596 УК РФ практически идентична норме, закрепленной в Рекомендация Комитета министров.

Ч. 1 ст. 1596 УК РФ закрепляет, что под мошенничеством в сфере компьютерной информации следует понимать хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей. В данном определении нет такого способа совершения преступления, как обман или злоупотребление доверием, который является обязательным для «обычного» мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Основной и привилегированный составы являются общей и специальной нормами, поэтому они должны различаться только объемом регулирования, в то время как данные нормы закрепляют в том числе и различные способы совершения преступления. Сказанное подтверждается абз. 2 п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», из которого следует, что в случаях, когда хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество осуществляется путем распространения заведомо ложных сведений в информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть «Интернет», то такое мошенничество следует квалифицировать по ст. 159, а не по ст. 1596 УК РФ [4]. Данное положение свидетельствует о том, что указанные нормы различаются не только объемом регулирования, но и описанием объективной стороны преступления.

Также следует подчеркнуть, что термин «заведомо ложные сведения» неприменим к IT-сфере. В данном случае корректнее говорить о сведениях, которые не имеют нужного набора атрибутирующих тегов или об использовании информационной системы, у которой умышленно изменена атрибутика (например, вход в онлайн банк не под логином и паролем надлежащего пользователя, а с помощью обхода систем защиты ). Компьютерной программе невозможно предоставить заведомо ложные сведения потому что для нее не имеет значения, с помощью чего авторизовался человек (методом введения логина и пароля надлежащего пользователя или «обойдя» системы защиты).

Необходимо отметить, что Конституционный Суд РФ в ряде своих определений отметил, что гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности» была дополнена нормами, дифференцирующими уголовную ответственность за мошенничество (ст. 1591 - 1596 УК РФ), однако это не означало криминализацию каких-либо деяний, не подпадающих под действие ст. 159 УК РФ, которая охватывает все случаи хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием[5]. Из приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ следует, что несмотря на появление новых норм в гл. 21 УК РФ, объем регулирования не должен был измениться. При этом данное утверждение является верным только для ст. 1591 - 1595 УК РФ, которые являются привилегированными составами по отношению к ст. 159 УК РФ. Ст. 1596 УК РФ же образует новую форму хищения, так как отличается от всех остальных способом его совершения.

Эта позиция поддерживается в том числе и судебной практикой. Например, по одному из дел было указано, что содержание диспозиции ст. 1596 УК РФ содержит пять особенностей:

1) преступление, предусмотренное данной нормой, совершается не путем обмана или злоупотребления доверием конкретного субъекта, как в составе мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ, а путем получения доступа к компьютерной системе. Подобные действия охватывают не контакты человека с человеком (злоумышленника с потерпевшим или его представителем), а взаимоотношения человека с компьютером посредством использования специально разработанных программ;

2) по ст. 1596 УК РФ хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество не сопряжено с добровольной передачей потерпевшим права на имущество злоумышленнику, субъект завладевает им втайне от потерпевшего;

3) хищение в сфере компьютерной информации, в отличие от кражи, имеет предметом безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, иное право на чужое имущество;

4) субъект расширяет юридически привычный традиционно понимаемый тайный способ совершения деяния, присущий краже, поскольку без ведома потерпевшего совершает вмешательство в компьютерную информацию, манипулируя личной идентифицирующей информацией жертвы, чем нарушает установленный правопорядок в информационном пространстве, обеспечивающий его безопасное использование участниками информационных отношений и выступающий в качестве их дополнительного объекта;

5) преступление, в отличие от традиционной кражи, совершается полностью или частично в виртуальном пространстве. Исходя из смысла, вложенного законодателем в содержание ст. 1596 УК РФ, предметом указанной нормы является самостоятельная форма хищения чужого имущества с присущими ей уникальными способами совершения преступления [6]. Но не любое перемещение информации будет правомерным.

М.А. Простосердов также считает, что ст. 1596 УК РФ является самостоятельной формой хищения со специальным способом совершения преступления. Он полагает, что термин «мошенничество» применен некорректно, так как отсутствует конструктивный признак объективной стороны в виде обмана и злоупотребления доверием. Поэтому он предлагает в ст. 1596 УК РФ заменить термин «мошенничество» на термин «хищение» [7], что нам представляется обоснованным.

На основании всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что ст. 159 6 УК РФ «Мошенничество в сфере компьютерной информации» не является привилегированным составом по отношению к ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Напротив, эта статья принята во исполнение Рекомендации Комитета министров для целей борьбы с киберпреступностью.



[1] Рекомендация Комитета министров Совета Европы о преступлениях, связанных с компьютером от 13.11.1989 г. № R89 (9). Документ опубликован не был. Текст документа доступен в СПС «КонсультантПлюс».

[2] Федеральный закон от 29.11.2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2012. 3 декабря.

[3] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета. 2017. 11 декабря.

[5] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 г. № 1431-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Фоминой Натальи Александровны на нарушение ее конституционных прав статьей 159.2 Уголовного кодекса Российской Федерации». Документ опубликован не был. Текст документа доступен в СПС «КонсультантПлюс»; Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 г. № 1095-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Механиковой Татьяны Борисовны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации». Документ опубликован не был. Текст документа доступен в СПС «КонсультантПлюс».

[6] См.: Апелляционное определение Свердловского областного суда от 14.11.2016 г. по делу № 22-9276/2016. Документ опубликован не был. Текст документа доступен в СПС «КонсультантПлюс».

[7] Простосердов М.А. Экономические преступления, совершаемые в киберпространстве. М., 2017. С. 58.

Оставить комментарий