Возможности судебно-почерковедческого исследования изображений рукописных записей, изготовленных с помощью технических средств

Дебискаева С.А., Дзасохова Д.Г., Нахибашева А.С.
Российский государственный университет правосудия
студентки 4 курса

В настоящее время российское правосудие должно строиться на подлинно научных основах, в обеспечении которых большая роль принадлежит судебной экспертизе, в том числе судебно-почерковедческой.

Судебно-почерковедческая экспертиза широко используется в судопроизводстве и способствует установлению обстоятельств совершенного преступления при расследовании уголовных дел и является одной из самых часто проводимых экспертиз при расследовании и рассмотрении всех категорий дел [1]. Это обусловлено в первую очередь тем, что привлечение в деле экспертов в тех случаях, когда для разрешения возникших по делу вопросов необходимы специальные знания, в значительной мере способствует установлению объективной истины по делу. В качестве основных видов объектов выделяются тексты, краткие записи и подписи. Однако на практике встречаются случаи, когда на исследование предоставляются не сами оригиналы рукописных записей, а их копии. В основном копии представляют собой изображения документов, выполненные электрофотографическим способом, реже – способом струйной печати (далее по тексту - «изображение рукописных записей»). Широкое использование средств оргтехники в настоящее время является одной из основных причин увеличения количества копий в документообороте [2].

Анализ теории и практики исследования изображений почерковых объектов показывает, что в процессе проведения почерковедческой экспертизы значительная часть экспертов сталкивалась и сталкивается с определёнными трудностями, обусловленными тем, что исследованию подлежит «не сам почерковый объект, а его изображение», в процессе копирования могут изменяться «некоторые общие и частные признаки почерка», а также тем, что в копии могут отображаться «помехи», зависящие от степени износа копировально-множительных устройств (далее по тексту – КМУ) [3].

В соответствии с ГОСТ Р 7.0.8-2013. «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело» [4] копия документа – это экземпляр документа, полностью воспроизводящий информацию подлинника документа. Изображения рукописных записей так же воспроизводят информацию (содержание) подлинника документа, т.е. весь смысл подлинника передается и на копии. Но на ней не в полной мере отображается индивидуализирующий комплекс общих и частных признаков, позволяющий эксперту решить вопрос об исполнителе записи.

В ходе настоящего исследования были изучены разные подходы к исследованию изображений почерковых объектов, применяемые в экспертных подразделениях системы МВД и Министерства юстиции Российской Федерации.

В конце 2015 года ЭКЦ МВД России подготовило и разослало в экспертно-криминалистические подразделения системы МВД России информационное письмо. Суть его сведена к следующему: «…производство почерковедческих экспертиз в отношении изображений документов недопустимо. В случае поступления на исследование копий документов эксперт вправе отказаться от решения поставленных вопросов в соответствии с ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности» [5], составив при этом мотивированное письменное заключение, так как объекты исследования непригодны для проведения исследований и дачи заключения, а современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы» [6]. Авторы информационного письма предлагают признавать изображения почерковых объектов непригодными для исследования.

Среди причин непригодности отмечаются следующие:

  • по электрофотографическому изображению невозможно доказать факт существования рукописных записей (они могут быть сымитированы);
  • невозможно установить, были ли исследуемые записи выполнены в оригинале документа, копия которого представлена на экспертизу, либо внесены в данную копию документа путём монтажа;
  • вероятность выявления и правильной оценки диагностических признаков (в том числе нажимных и иных характеристик почерка) является минимальной в связи с их нивелированием или искажением в изображениях;
  • по изображению невозможно установить важные идентификационные признаки и факт предварительной технической подготовки записи;
  • по изображению невозможно дифференцировать природу происхождения отдельных признаков (обусловлено ли их появление особенностями письменно-двигательного навыка исполнителя или спецификой работы КМУ)».

Сотрудниками ЭКЦ МВД России были проведены экспериментальные исследования изображений почерковых объектов, результаты которых были озвучены на Межведомственной научно-практической конференции «Современные возможности криминалистического исследования документов». Так, «специалистами Центра были изготовлены три документа, содержащие шесть подписей от имени двух лиц. Две подписи были изготовлены нерукописным способом (факсимиле), две подписи – способом компьютерного монтажа с четырёх подлинных подписей, одна подпись была выполнена лицом, от имени которого значилась, под действием сбивающих факторов (перьевая ручка, неудобная поза) и одна подпись выполнена способом «копирования на просвет» [7]. С полученных документов были изготовлены электрофотографические копии, которые вместе с образцами для сравнения были разосланы в 14 региональных ЭКП МВД России и 6 экспертно-криминалистических учреждений иных органов исполнительной власти (РФЦСЭ при Минюсте, СК РФ и др.). В результате анализа выводов было установлено, что в 39% случаев был дан ошибочный вывод, а в 50% эксперты отказались от решения вопроса. Так, количество неправильных выводов вместе с отказами от решения вопроса составляет около 90 % от всех выводов. Это доказывает неэффективность исследования изображений документов имеющимися в распоряжении экспертов методами».

Так, авторы отмечают, что «вся техническая часть, связанная с изготовлением копии, находится за пределами компетенции эксперта-почерковеда. Он не решает задачу, как, например, подпись или запись попала на документ, с которого изготавливалась копия, подлинный ли это был документ и т. д. Эксперт исследует только изображение рукописного объекта, с которого была изготовлена копия. При этом неважно, была ли это первая копия, или копия с копии. Речь в данном случае может идти только об исполнителе оригинала».

В процессе исследования был проведен сходный эксперимент: были изготовлены два документа – заявления с подписями. На одном документе записи выполнялись с сильным нажимом (см. илл. №1), на другом – со средним (стандартным) - (см. илл. №2). Далее многократно с обоих документов были изготовлены электрофотографические копии, с которых также были получены копии (копия с копии). Результаты данного эксперимента сводятся к тому, что по копиям не удается установить нажимные характеристики записей, при многократном копировании искажаются элементы букв, на копиях появляются посторонние элементы (красителем красного цвета на илл. №1 и №2 отмечена изменяющаяся при копировании форма движений букв «з» и «р»).

Всё изложенное свидетельствует о потенциальной возможности возникновения и так достаточно остро стоящих в экспертной практике ошибок.

09 09

Неэффективность проведения почерковедческой экспертизы по изображениям рукописных записей подтверждается и методикой, разработанной Российским Федеральным центром судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, согласно которой «на экспертизу должны представляться подлинники исследуемых документов. Это требование обусловлено тем, что по фотокопиям, ксерокопиям невозможно проводить техническое исследование, которое в соответствии с методикой почерковедческой экспертизы является обязательным этапом исследования подписей для установления, не выполнена ли подпись с использованием технических средств (например, факсимиле). В большинстве случаев невозможно установить условия выполнения рукописи, поскольку в такой копии искажаются (или невозможно выявить) степень координации движений I группы, темп исполнения и нажимные характеристики». Следовательно, позиция РФЦСЭ такова, что проведение экспертизы подписи по копии возможно, однако при составлении заключения эксперт может дать только вероятностный вывод. При этом, в постановлении (определении) о назначении почерковедческой экспертизы должно быть указано, что предоставляется не оригинал документа, а именно его копия.

При установлении способа выполнения подписи или рукописной записи следует определить факт её рукописного выполнения либо же воспроизведения с помощью технических средств. Воспроизведение подписи в оригинале документа с применением технических средств (к примеру, факсимиле) исключает дальнейшее почерковедческое исследование. В случае же рукописного способа выполнения подписи следует исключить факты использования технических приёмов или же подражания.

Таким образом, для производства экспертизы нужно предоставлять подлинники документов, поскольку при проведении почерковедческой экспертизы по копии документа невозможно узнать, использовались ли технические средства. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев установить, в каких условиях был написан текст, также невозможно. Поэтому мы придерживаемся позиции ЭКЦ МВД РФ о том, что производство экспертизы по изображениям рукописных записей является неэффективным. Но законом не запрещено проводить такую экспертизу, однако вывод в заключении эксперта будет даваться с оговоркой, что данный вывод дается для изображения записи в копии, а не для записи в оригинале. А вот как суд оценит заключение эксперта неизвестно. По закону суд оценивает все доказательства в совокупности по своему внутреннему убеждению и никакое из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы. Целесообразно будет принять во внимание вероятный вывод эксперта в том случае, если этот вывод будет подтверждать остальные собранные по делу доказательства.



[1] Жижина М.В. Судебно-почерковедческая экспертиза документов/Под ред .проф. Е.П. Ищенко.-М.: Юрлитинформ, 2009. –стр. 6.

[2] Современные подходы к исследованию копий документов: Информационное письмо. – М.: ЭКЦ МВД России, 2015.

[3] Соколов С.В., Куранова Е.А., Розанкова Е.В./Экспертно-криминалистическое исследование факсимильных копий почерковых объектов: Информационное письмо. – М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2000. – 8 с.

[4] "ГОСТ Р 7.0.8-2013. Национальный стандарт Российской Федерации. Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения" (утв. Приказом Росстандарта от 17.10.2013 N 1185-ст) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=163800&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.9534133799454048#0661374158251893http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=163800&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.9534133799454048#0661374158251893

[5] Федеральный Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» №73 – ФЗ от 31 мая 2001 г. // СЗ РФ. – 2001. - №23. – Ст.2291.

[6] Почерковедческая экспертиза по копии документа. Судебная практика [Электронный ресурс]. URL: http://zakonosfera.ru/cat-num-12/pocherkovedcheskaya-ekspertiza-po-kopii-dokumenta-sudebnaya-praktika.php

[7] Шлыков, Д.А. Теория и практика экспертизы копий почерковых объектов / Д.А. Шлыков // «Энциклопедия судебной экспертизы». Сетевое электронное издание: науч.-практ. журнал. – М. – № 1 (3), 2014. – [Электронный ресурс]. URL: http://www.proexpertizu.ru/theory_and_practice/pocherk/617/

Оставить комментарий