Кража и проблема ее квалификации

Топурия Б.Л.
Российский государственный университет правосудия
студент 2 курса

Конституция Российской Федерации в части 2 статьи 8 провозглашает, что в России признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности и государство гарантирует их неприкосновенность [1]. Для реализации данных положений Конституции России, уголовным кодексом РФ устанавливается ответственность за совершение хищений.

В уголовном законодательстве под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества [2].

Из легального определения хищения можно сделать вывод о том, что корыстная цель всегда имеет место, когда чужое имущество противоправно безвозмездно изымается и (или) обращается в пользу виновного или других лиц, круг которых не ограничен [3].

В зависимости от способа совершения преступления в Уголовном кодексе Российской Федерации выделяются пять форм хищения: кража, мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, разбой [4].

Кража является самым распространенным преступлением против собственности [5], и одним из внешних характеристик общественно опасного деяния против собственности, является причинение материального ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Актуальной проблемой при квалификации кражи представляется не правильное толкование понятий тайного и открытого хищения чужого имущества, а так же было ли совершено деяние с корыстной целью.

В связи с этим для обеспечения правильной квалификации деяния преступника, пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении дает судам разъяснение, что как тайное хищение чужого имущества следует квалифицировать действия лиц, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но не заметно для них (Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

В тех случаях, когда потерпевший или иные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное является тайным хищением чужого имущества.

Рассмотрим сказанное на примере:

«Жительница небольшого поселка П., проходя по улице, заметила на крыльце одного из соседних домов К., известного пьяницу и нечистого на руку человека. Ей показалось подозрительным поведение К. Она спросила К., что он делает на чужом крыльце, на что последний в грубой форме ответил, что это ее не касается, и потребовал, чтобы П. шла своей дорогой. Через некоторое время П., находясь у себя дома, в окно увидела К., который шел по улице с большим свертком на плече. Вечером обнаружилась у соседей пропажа домашних вещей. П. сообщила о виденном ею и о своих подозрениях в милицию. При обыске у К. были найдены похищенные вещи, и он признался в хищении. Следственные органы квалифицировали действия К. как открытое хищение чужого имущества (грабеж), поскольку П. видела виновного, когда он готовился проникнуть в чужое жилище и когда нес похищенное. Однако суд не согласился с такой квалификацией и расценил действия К. как кражу, поскольку сам момент непосредственного изъятия имущества никто не видел» [6].

Не смотря на то что жительница поселка заметила гражданина К на крыльце чужого дома, и исходя из его негативной характеристики предполагала возможность совершения им противоправного деяния, в момент совершения хищения она отсутствовала. На этом основании действия гражданина К должно квалифицировать как кражу.

Объектом кражи выступают отношения собственности, а предметом чужое имущество. И стоит обратить внимание, что предметом данного преступления может выступать только материальная движимая вещь, в том числе деньги и ценные бумаги [7].

Важно понимать, что кража совершается только путём изъятия, то есть для её окончания необходимо физическое перемещение предмета хищения. Поэтому, например недвижимое имущество предметом кражи быть не может.

Важными признаками, характеризующими субъективную сторону состава преступления, является его мотив и цель. В уголовном праве мотив преступления определяется как сознательное побуждение к совершению общественно-опасного деяния. Что же касается цели преступления, то под ней принято понимать тот конечный результат, к достижению которого направлена воля субъекта преступления [8].

В уголовном праве определяется, что изъятие и (или) обращение всегда совершается с корыстной целью, то есть с целью обогащения [9].

Корыстная цель выступает обязательным элементом субъективной стороны кражи личного имущества. Корыстная цель понимается, как цель приобрести неправомерную имущественную выгоду для себя или другого лица.

Рассмотрим сказанное на примере судебной практики:

«Грязинской межрайонной прокуратурой Липецкой области для производства дополнительного дознания было возвращено уголовное дело, возбужденное в отношении У. по ч. 1 ст. 158 УК РФ по факту кражи денег в сумме 4200 рублей из кассы бильярдного клуба ООО «Софии».

В ходе дознания было установлено, что У. работала в клубе барменом без официального оформления трудовых отношений. 15 сентября 2008 г., находясь на своем рабочем месте, она взяла из кассы клуба денежную сумму в размере 4200 рублей и после этого на работу не вышла.

Основанием возвращения дела для производства дополнительного дознания послужило то обстоятельство, что в ходе расследования не были проверены доводы У. о том, что из кассы ООО она самовольно забрала причитающуюся ей заработную плату за работу в сентябре. Руководством ООО ей было отказано в увольнении по собственному желанию и окончательном расчете, и У. решила самостоятельно прекратить с работодателем трудовые отношения.

При проведении дополнительного дознания показания последней нашли свое подтверждение, и уголовное дело в отношении У. было прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления» [10].

Решение о прекращении уголовного дела принято обоснованно, поскольку, хотя У. денежные средства из кассы и были взяты самовольно, в ее действиях отсутствовал умысел на безвозмездное завладение имуществом ООО, а, следовательно, и корыстная цель.

Таким образом, следует констатировать, что установление обязательного признака субъективной стороны кражи личного имущества, - корыстной цели, представляет определенную сложность и в каждом конкретном случае требует полного и досконального исследования всех обстоятельств дела.

В заключение работы следует отметить, что уголовное право Российской Федерации одна из наиболее активно развивающихся отраслей законодательства. За последние годы законодатель неоднократно вносил изменения и дополнения в гл. 21 УК РФ, добавляя новые составы преступлений и переписывая действующие.

Учитывая тот факт, что кража одно из самых распространённых преступлений в Российской Федерации, важным является правильная квалификация данного преступления, более внимательное и всестороннее рассмотрение и изучение обстоятельств дела.



[1] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.). Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 21 июля 2014 г.

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»//СПС «КонсультантПлюс»

[3] Пантюшин И. С. Цель кражи // Общество и право. 2009 №1(23). С. 28-30

[4] Уголовный кодекс Российской Федерации (принят Государственной Думой 24 мая 1996 года; Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года) //СПС «КонсультантПлюс»

[5] Официальный сайт МВД РФ. Статистические данные состояния преступности в России за январь-декабрь 2017 года. Электронный ресурс. Режим доступа: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/12167987

[6] Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В. С. Комисcарова – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. С. 322

[7] Уголовное право России. Части Общая и Особенная. 2-е издание: Учебник / Под ред. А. В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2017. C. 481

[8] Мусаев М. М. Всегда ли кража преследует корыстную цель? // Бизнес в законе. 2007 №3.

[9] Простосердов М. А. Преступления против собственности: Учебное пособие. - М.: РГУП, 2017. С. 20.

[10] Пантюшин И. С. Указ. соч. С. 29.

Оставить комментарий